новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Прозрачность власти : иллюзия или необходимость? | Манипулятивная демократия и угроза стационарного дисбаланса (вместо заключения)

МАНИПУЛЯТИВНАЯ ДЕМОКРАТИЯ И УГРОЗА СТАЦИОНАРНОГО ДИСБАЛАНСА
(ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

Можно утверждать, что В.Путин просто обречен быть прагматично расчетливым, руководствоваться не столько идейными и идеологическими установками, сколько здравым смыслом. Это обусловлено тем, что он «призван на царство» не только как чистый политик и национальный лидер, но и как «кризисный управляющий», решающий в пожарном порядке неотложные дела, которые были неподъемны для прежней власти. Поэтому политика В.Путина будет тотально прагматичной. Такое положение сохранится до тех пор, пока Президент не определит цели своего правления на перспективу, по крайней мере, двух президентских сроков.

Для укрепления нового политического режима главе государства придется заставить согласиться с ним политическую элиту. Если население уже фактически проголосовало за режим т.н. «управляемой демократии» на последних парламентских и президентских выборах (одновременно продемонстрировав эту самую управляемость), то политический класс еще не до конца признал новые ограничения на свои действия, которые ему предлагает В.Путин. Таким образом, задача укрепления внутриэлитных позиций, конвертации массового доверия населения в поддержку элит становится для В.Путина одной из основных. Выход из ситуации может заключаться в переходе Президента к стратегии создания собственной элитной коалиции, которой достаточно для стабилизации политического режима. Такая коалиция образуется методом выборочного подтягивания нескольких кланов к «группе Путина» с последующей маргинализацией и частичным разрушением всех остальных, которые излишни с точки зрения минимально необходимой коалиции.

После того как это произойдет, можно будет говорить о полноценном вступлении России в новую политическую эпоху — эпоху манипулятивной, или формальной, демократии. Такой режим сочетает в себе демократию и жесткий авторитаризм. Формирование элиты носит закрытый характер. Вероятно полноценное восстановление основных компонентов номенклатурной системы. Роль населения в политике целенаправленно минимизируется, сокращаясь в идеале до выполнения единственной функции — управляемого голосования.

Управляемость голосованием и общественным мнением осуществляется благодаря эффективной системе пропагандистского воздействия. Прямое насилие минимально и носит в основном символический характер. Используются методы информационной изоляции конкурентов и их пропагандистского уничтожения. Но прямое насилие не отрицается, оставаясь крайним и исключительным методом воздействия. При этом силовые операции против конкурентов проводятся в основном в закамуфлированном виде, при помощи сложных схем и с участием спецслужб.

Для режима манипулятивной демократии принципиален и образ внешнего врага (Запад, терроризм, ваххабизм и т.д.). Такой образ (образы) целенаправленно формируется государством, призван обеспечивать решение задач национальной консолидации, а также оправдания тех или иных действий власти (чрезвычайные политические решения, социально-экономические ограничения и т.д.).

Режим подобного типа не может существовать без идеологической базы, которая одновременно помогает исполнять контрольные, репрессивные, пропагандистские и организаторские функции. Наиболее вероятным идеологическим каркасом такого политического режима является либерал-национализм.

Именно он обусловливает прагматизм государственной политики, который предполагает достаточно четкое понимание национальных интересов. Понятия «сильного государства» и «порядка» рассматриваются как основные инструменты и ресурсы решения практически всех проблем — и социальных, и экономических, и политических. Основным критерием оценки действий государства становится эффективность решения тех или иных проблем, а не соображения иного порядка (законность, политкорректность, учет интересов как можно большего числа социальных или политических групп, соответствие морали). Ограничение политических прав граждан при таком режиме вполне возможно, однако при сохранении в качестве признаваемых ценностей основных гражданских прав[1].

Особая социальная роль будет отводиться управленческому аппарату, который как раз и станет основным проводником государственной политики и идеологии. При этом социальная структура и социальные отношения будут выстраиваться на принципах «социального партнерства» в треугольнике «государство — собственники — профсоюзы как представители рабочих и служащих». В рамках такой системы отраслевые и иные производственные корпорации будут признаваться основными инструментами организации и контроля над населением.

Немаловажным и неожиданным следствием прагматической и деидеологизированной политики В.Путина может стать опора власти на традиционные, наиболее универсальные ценности, приемлемые для большинства населения. В современных условиях это означает усиление в перспективе роли Церкви и религии вообще.

На пути к такому политическому режиму нынешняя власть сталкивается с рядом стратегических угроз, едва ли не главной из которых является возможность формирования ситуации стационарного дисбаланса. Если начатые Президентом реформы не приведут к быстрому формированию новой политической системы на месте рушащихся «правил игры» прошлого, то будут созданы объективные предпосылки для формирования альтернативного (конкурирующего, подавленного) центра оформления элитной коалиции за пределами «партии власти», «команды Президента». В перспективе это чревато перетеканием к этому альтернативному центру реальной власти, созданием на его базе не просто теневого центра власти, но теневой альтернативной политической системы.

Такой процесс, дополненный неспособностью власти ответить на вывозы рационализации и конкретизации общественных требований, в сочетании с попытками предложить обществу непрозрачный социальный контракт и исключить из политической системы институт оппозиции, может привести к развитию системного социального кризиса, который будет сопровождаться наличием у альтернативной политической системы возможностей по прямой мобилизации масс. Последствия такого развития событий хорошо известны из недавнего прошлого, в частности, истории распада СССР.

[1] Например, при таком подходе «право на жизнь» или «право на потребительский минимум» признаются приоритетными по отношению к таким правам, как право на личную неприкосновенность, на невмешательство в личную жизнь, на свободу слова, на свободу перемещения. Права «второго рода» могут ограничиваться для обеспечения прав «первого рода».

 

 Публикации | Прозрачность власти : иллюзия или необходимость? | Манипулятивная демократия и угроза стационарного дисбаланса (вместо заключения)

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх