новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | «Исламизм: глобальная угроза?» | Исторический шанс, предоставленный антимодернизаторскому исламскому духовенству

ИСТОРИЧЕСКИЙ ШАНС, ПРЕДОСТАВЛЕННЫЙ АНТИМОДЕРНИЗАТОРСКОМУ ИСЛАМСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ


Но в 70-х гг. XX века антимодернизаторскому духовенству представился исторический шанс — возможность использовать обстоятельство, которое не имело отношения к исламу и не было вызвано к жизни стремлениями или деятельностью духовенства, а именно — обнаружение и исключительно высокую рентабельность природных источников углеводородного сырья (нефти и газа) **.

Именно с начала 70-х гг. фиксируется всплеск исламизма, совпавший с ростом на тысячи процентов доходов от национализированных нефтяных богатств. В обществе появилось очень много лишних денег, и перераспределение общественного продукта позволяло расти классу духовенства. Есть утверждения, что в нефтедобывающих исламских странах с 70-х гг. накопилось 10 триллионов долларов избыточного капитала, и речь идет в первую очередь о Саудовской Аравии и Иране. Именно в этот период дают о себе знать два квази-теократических исламистских режима — муфтиекратия в Саудовской Аравии и муллократия в Иране. И именно они, Саудовская Аравия и Иран, стали очагами исламизма.

По-разному приобретали свое право на получение доли в избыточном капитале саудовский и иранский духовные классы. В Саудовской Аравии к моменту получения сверхприбылей ваххабитское духовенство было интегрировано в политическую систему, представляющую собой результат компромисса между основателями нынешнего саудовского государства — династией Саудидов (Аль Сауд) — и потомками лидера ваххабитского движения Ибн-аль-Ваххаба (Аль аш-Шайх). При этом отношения между модернизаторской династией Саудидов и ваххабитским духовенством, особенно после начала королем Фейсалом реформ, были далеко не безоблачными, о чем свидетельствует подавление ваххабитской революции ноября-декабря 1979 г.

В Иране духовенство пришло к власти в результате длительного противостояния с модернизаторским режимом династии Пехлеви, закончившегося так называемой «исламской революцией» 1978-1979 гг.

Важно подчеркнуть, что духовенство как в Саудовской Аравии, так и в Иране (даже при шахе) никак нельзя было назвать бедным. Ваххабиты, благодаря тому месту, которое они занимали в саудовской политической системе, стали участвовать в дележе фантастической нефтяной ренты с самого начала ее появления. В Иране перераспределение общественного продукта было более сложным, но уже до так называемой «исламской революции» ежегодная прибыль аятоллы Хомейни составляла 25 миллионов долларов. Прибыль других аятолл была соизмерима с этой суммой.

И в Саудовской Аравии, и в Иране духовенство в своей массе является антимодернизаторским носителем исламизма. И там, и там духовенство стало пользоваться историческим шансом, реализуя исламизм и распространяя исламистские постулаты, — тем самым обеспечивая себе условия для выживания и социальной экспансии. И там, и там оно стремится элиминировать модернизацию-секуляризацию как глобальную историческую перспективу. Антимодернизаторское духовенство стремится создать в разных концах света локусы реализации исламизма как идеологии особого исторического проекта, альтернативного модернизации-секуляризации.

При этом происходит одна важная вещь. Избыточный капитал, к которому получило доступ антимодернизаторское духовенство, дает возможность реализовывать исламизм в некотором смысле вопреки логике исторического процесса — создавать своего рода оазисы, где благополучие и процветание, якобы, обеспечены точным следованием нормам ислама. «Саудовское чудо» исключительно затратно (финансово убыточно), оно обеспечено избыточными нефтедолларами и привлечением иностранных (в основном западных, неисламских) специалистов, разработанных (и лицензированных) на Западе высоких технологий. То же самое — и в отношении «иранского чуда». Причем необходимо отметить, что исламистские режимы в экономическом (точнее, финансовом) отношении в настоящее время выдыхаются. В них просматриваются две борющиеся силы, одна из которых выступает за ужесточение внутриполитической и внешнеполитической исламистской линии, а другая — за ее либерализацию и, возможно, даже полную замену на умеренно-модернизаторскую.

Однако в настоящее время избыточный капитал, которым распоряжается антимодернизаторское духовенство, все еще направляется на его самовоспроизводство и территориальную экспансию исламистского проекта (или просто исламизма) как альтернативы модернизации-секуляризации.

** Еще один исторический шанс заключается в том, что эти страны являются центрами ислама, Саудовская Аравия — суннитского и, в определенном смысле, мирового, Иран — шиитского.

 

 Публикации | «Исламизм: глобальная угроза?» | Исторический шанс, предоставленный антимодернизаторскому исламскому духовенству

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх