новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


 
А.В.Гулечко. К ВОПРОСУ О ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕГУЛИРОВАНИИ АНТИАЛКОГОЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

Прошедшее десятилетие ознаменовалось изменениями практически во всех областях общественной жизни. Реформы, произошедшие в экономике, политике, культуре с неизбежностью отразились на массовом сознании и в поведении всех слоев населения России. И эти изменения не всегда социально позитивны.

Политика “шоковой терапии”, приведшая к обвальному росту цен, растущая с каждым годом безработица, беспрецедентные в экономике невыплаты заработной платы, стыдливо, а может быть цинично называемые неплатежами, трансформация экономики  Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1997.— № 7 (24) | Законы и законопроекты. Комментарии | К вопросу о государственном регулировании антиалкогольной политики

и ее криминализация, что уже признано и на официальном уровне, рост экономической и, как следствие этого, общей преступности привели к тому, что ситуация в обществе становится бесконтрольной и все более стрессогенной для человеческой психики.

По мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сдвиги в психическом состоянии населения России, произошедшие за последние годы, оказались чрезвычайно тяжелыми и наша страна “объявлена находящейся в состоянии вялотекущей чрезвычайной ситуации” [1]. Попытки адаптироваться к изменившемуся образу жизни и к новым моделям поведения, диктуемым обществом, а также бороться со стрессами на бытовом уровне неизбежно приводят к росту потребления алкоголя, который употребляют для “расслабления”, “успокоения” и т.п., часто необоснованному и неумеренному употреблению лекарственных препаратов успокаивающего и/или тонизирующего действия, а также наркотиков, как традиционных, органического происхождения, так и современных синтетических.

По-видимому, дело врачей и психологов заниматься данной проблемой, однако, несомненно, что повальное пьянство, принимающее форму всеобщей алкоголизации, не может не беспокоить все общество, по крайней мере, его здравомыслящую часть. И дело не только и не столько в моральном и физическом вреде пьянства и алкоголизма, хотя это, безусловно, не может не тревожить. Вред, который наносит любой яд, а алкоголь — яд, оказывает свое разрушительное влияние на человеческий организм так сильно и на таком уровне, что злоупотребление не только отравляет человеческий организм, но и вызывает зависимость от этого яда. Без наличия в организме алкоголя вызывает у человека синдром похмелья, при котором необходимо ввести определенное количество “отравляющего вещества”, без которого жизнедеятельность протекает болезненно. И во-вторых, изменения, происходящие в организме, действует таким образом, что негативно сказываются и на потомстве. Таким образом, речь идет о выживании населения России и существовании страны как свободного и самостоятельного государства.

По данным ВОЗ, потребление алкоголя более 8 л в год на душу населения считается опасным для физического и психического здоровья населения, когда “наступает процесс необратимого изменения генофонда нации”, т.е. начинается процесс вырождения целого народа. А в России к 1994 г. эта цифра достигла 14 л и продолжает расти [2].

Теперь, в 1996 г., “Россия стоит на первом месте в мире по количеству выпиваемого алкоголя — в пересчете на спирт, на душу населения 18 литров. Тем самым мы перешагнули черту, за которой возникает угроза разрушения генофонда (по расчетам Всемирной организации здравоохранения, это 8 литров)” [3].

Это не может не беспокоить российское общество, да и здравомыслящая часть Запада хорошо понимает, что изменения, происходящие в России обязательно окажут свое влияние на события в мире.

Такое большое значение алкоголя, его производство и потребление населением страны, а также фактически сложившимся отношением общества и правительства, официальная политика проводимая в этом вопросе, объясняется прежде всего громадным “влиянием на уровень доходов и расходов государства и широких слоев населения” [4].

Правительства разных стран на протяжении истории человечества объявляли войну “зеленому змию”, но безуспешно. Принудительная трезвость всегда порождала активное противодействие со стороны населения, или значительной его части, и приводила к сокрушительному провалу подобной политики. Так, запрет алкоголя в Китае и странах ислама вызвали распространение наркотиков растительного происхождения (опия и гашиша), которые в современном мире при развитой коммуникационной системе быстро находят доступ к потребителю в Европе и Америке. А “сухой закон” в США и частичное ограничение потребления алкоголя в Скандинавских странах и Испании явились горьким примером проведения не до конца продуманной антиалкогольной политики.

Последнюю “великую битву всех времен и народов” с величайшим злом провели, вернее пытались провести, в СССР в 1985 г. Одной их важнейших стратегических ошибок, совершенных руководством страны во второй половине 80-х гг., явилось принятие антиалкогольного законодательства. Необходимо отметить и то, что с 1980 года потребление алкоголя стабилизировалось и оставалось “на уровне 10,5 л в год вплоть до 1985 г. — начала антиалкогольной кампании” [5].

Вероятно, нет необходимости называть и анализировать экономические, политические и моральные издержки этой “майской трагедии”, как с иронией называли советские граждане серию законодательных актов и постановлений, принятых на союзном, республиканских, областных и даже районных уровнях (партийные бонзы различных уровней не желали отставать друг от друга), перечислять которые бессмысленно. Здесь присутствуют и создание антиалкогольных зон, и профилактическая работа, и драконовские меры против “пьянства на рабочих местах” и прочее.

Уверять, что положительных результатов данной программы не было — не совсем корректно. Было и увеличение продолжительности жизни, и производительности труда, и рост рождаемости. Но все это было, увы, не долго. Позитивные изменения, произошедшие в связи с проведением антиалкогольной кампании, продолжались недолгих два года (1986-87 гг.) и радовали не только “отцов нации”, но и всех здравомыслящих членов общества.

Но, видимо, России суждено повторять ошибки всех великих мечтателей и идеалистов, радеющих то о всеобщем счастье, в которое нужно загонять штыком и наганом, то об изобилии, которое нужно добывать при помощи подневольного труда. “Отцы-основатели” забыли или не знали требования, которые должны предъявляться к любой проводимой реформе, давно известные политикам в цивилизованном обществе, то, что всегда помнит любой естествоиспытатель, крестьянин и дачник — “эксперимент должен быть проведен на малом социуме, а затем уже переносится на всю генеральную совокупность” [6]. К глубочайшему сожалению, и сегодняшние реформаторы отбрасывают, как ненужные, рекомендации ученых, теоретические и практические доводы pro и contra какого-либо политического решения, что, в свою очередь, негативно влияет не только на популярность проводимых реформационных изменений, но и дискридитирует саму идею перехода к демократическому обществу.

Антиалкогольная политика в России имела свою историю и историю достаточно длительную. Еще в начале нынешнего века, когда производство на душу населения составляло 5 л водки, интеллигенция обратила внимание общества на всю пагубность пьянства для жизни, здоровья и счастья людей. Требования общественности вынудили царское правительство прекратить производство спиртных напитков. Введенный фактический “сухой закон” продолжался до смерти В.И.Ленина [7]. Возрождение алкогольной промышленности проходило медленно, но верно. В 1956 г. производилось 122 млн. декалитров алкоголя (в 1913 г. — 117 млн.). Росло с каждым годом и потребление, составив к 1980 г. 11 л водки в год на душу населения [8]. А.В.Немцов утверждает, что потребление в России в 1984 г. алкоголя составило 19,5 л чистого алкоголя госпродажи, куда по его мнению необходимо добавить 3,3 л (по уточненным данным МВД — 4,4 л) самогона [9]. Рос и импорт алкоголя не всегда хорошего качества.

Однако в 1980 г. потребление алкоголя, достигнув 10,5 л на душу населения, оставалось стабильным вплоть до начала кампании в 1985 г, но этот уровень был уже недопустимо большим [10].

Ограничение потребления алкоголя в стране стало насущной необходимостью для дальнейшего поступательного развития общества, если бы не одно “но”. Хотя за три года объем официальной реализации алкогольной продукции через государственную торговлю упал в 2,7 раза, но эта убыль, по мнению экспертов из НИИ МВД, была компенсирована суррогатами и самогоном [11].

В то же время резкое снижение производства и реализации алкогольной продукции в совокупности с сокращением торговых точек по реализации этого товара (в Москве в 10 раз сократили количество винно-водочных магазинов и почти наполовину — продажу водки [12]) привели к образованию в обществе, где дефицитом без того уже были многие товары, еще одного дефицита, до того времени являвшегося товаром повышенного и повседневного спроса. Одновременно с исчезновением водки стал исчезать с прилавков сахар, а затем “были сметены дрожжи, одеколон, лосьоны и т.п. вплоть до гуталина” [13].

Результатом явились разного рода злоупотребления, расцвет самогоноварения. Смешно, но если раньше самогон гнали немногие, отлученные от “злодейки с наклейкой” экономическими и другими причинами, то теперь к “аппарату” встала вся страна. Инженеры и учителя, рабочие и ИТРовцы — буквально все слои общества стали изготовлять свою “огненную воду”, используя “глубокие и прочные знания”, полученные в советских школах и ВУЗах.

Распространение алкоголя среди подростков ужасает. Так, к 15-16 годам более 90% опрошенных пробовали алкоголь, а более половины школьников и 2/3 учащихся ПТУ время от времени выпивают, а среди студентов техникумов таких уже более 90% [14].

Причину либерального отношения к алкоголю в молодежной среде не нужно долго искать. “И эксперты, и родители главной причиной раннего знакомства детей с алкоголем, а затем и приобщение к нему называют: нездоровую семейную обстановку, дурной пример старших (взрослых), чрезмерное баловство родителями детей, недостаточное внимание родителей к воспитанию детей” [15].

Кроме того, особую опасность представляет женский алкоголизм, связанный не только с ухудшением положения населения и с либерализацией алкоголя, но и с успехами феминизации в стране. Многие исследователи с тревогой отмечают то, что “в последние годы отмечается опережающий рост пьянства среди женщин”[16]. Это явление внушает еще большую тревогу медикам, педагогам и правоохранительным органам, т.к. оно идет рука об руку с ростом женской преступности.

Экономическая причина расцвета пьянства лежит на поверхности — водка стала самым дешевым продуктом, подешевев по сравнению с хлебом в 8 раз (к 1992 г.) [17]. Такой дешевой водки в стране не было никогда, а сегодня “поллитровка идет по цене трех нарезных батонов” [18].

“Средняя зарплата с января 1992 г. по сентября 1995 г. увеличилась в 393 раза, а потребительские цены в 1609 раз. Рост цен опережал повышение зарплаты в 3,4 раза”, а за это время цены выросли в 15000-18000 раз на хлебобулочные изделия, в 12000 раз на молочные продукты, в 15000 раз на овощи и картофель, в 10000-18000 раз на коммунальные услуги [19].

А.В.Немцов отмечает, что “с декабря 1990 по июль 1994 г. общий индекс цен на продукты питания вырос в России в 1229 раз, а на алкогольную продукцию — “всего” в 421 раз, т.е. спиртные напитки подешевели в 3 раза относительно других продуктов” [20]. А причина этому — появлению на рынке продукции, изготовленной из технического спирта, употребление которого грозит потерей здоровья и даже жизни.

Подделывают не только популярную водку, но и коньяки, сухие, марочные и шампанские вина, получая колоссальные прибыли. Именно прибыли, с величиной которых может сравниться только наркобизнес, толкает криминальные круги на расширение такой деятельности.

Поэтому государству необходимо активно и жестко вмешаться в ситуацию, которая сложилась вокруг алкогольного рынка, возродив монополию на производство и продажу данной продукции. Естественно, после той неразберихи, которая творится в этой сфере, необходимы постепенные шаги, первым из которых должно быть восстановление монополии государства на производство алкоголя, в последующем и реализацию, как оптовую, так и розничную.

Необходимо проведение активной, социально значимой и научно обоснованной алкогольной политики. Пока существует алкоголь, государству необходимо контролировать его производство и оборот в интересах всего общества. И первым шагом на пути к этому должно стать восстановление монополии государства на производство и реализацию алкоголя.

Алкогольный рынок в России, емкость которого составляет, по разным данным, 40-50 млрд. долларов США, сегодня на 50-55% заполнен импортной продукцией [21]. Легально производится внутри страны продукции на 20 трлн. руб. (рынок — 150), а все остальное приходится на импорт и подпольщиков. По данным Госкомстата производство водки и ликеро-водочных изделий в 1995 г. составило 145,1 декалитров, что соответствует 10 л алкоголя в год на жителя РФ. Кроме того, по экспертной оценке, в Россию ввезено только за первое полугодие 300 млн. л водки! [22].

Опасность резко возрастающего импорта алкоголя заключается не только в экономических потерях, но и в реэкспорте технического спирта, который под марками различных импортных водок возвращается в РФ [23].

В результате выросли случаи отравлений некачественными алкогольными напитками, которые не расследуются, виновники, таким образом, уходят от ответственности. Как тут не вспомнить аналогичный случай, имевший место в начале реформ в Китае, когда после приема местной водки умерло несколько человек, изготовители и продавцы некачественной продукции были расстреляны как отравители нации.

Заместитель министра экономики Я.Уринсон признал, что госконтроль за производством и продажей алкогольных напитков, всегда являвшийся важным источником пополнения бюджета, за последние годы почти утрачен. Поступления от производства и реализации в казну сегодня менее 1% ВВП, хотя в 1989 г. они составляли 4% [24]. Куда пошли деньги от проданной коммерческими структурами алкогольной продукции можно только догадываться.

Первым шагом на пути восстановления контроля государства будет лицензирование различных видов деятельности на алкогольном рынке и введение квот на ввоз алкоголя (за исключением пива) из-за рубежа. Согласно постановлению Правительства “О квотировании спирта этилового из пищевого сырья и алкогольной продукции на территории Российской Федерации”, доля импортных напитков не должна превышать 20% реализуемого алкоголя [25]. Ситуация такова, что “в современной России алкоголь — мощный деградационный фактор, резко углубляющий социальное неблагополучие в стране” [26].

Процесс алкоголизации ускоряется и обостряется еще и тем, что он происходит на фоне и в совокупности с ухудшением питания большинства населения Российской Федерации, что, даже если не брать в расчет другие составляющие, привело к увеличению смертности и снижению роста населения России.

Процессы естественного движения населения, начавшиеся с 1987 г. вызывают растущую тревогу. Снижение рождаемости и резкое увеличение смертности, особенно среди экономически активного населения, привело к тому, что к 2005 г. ожидаемая продолжительность жизни составит примерно 59 лет.

Сверхсмертность в Российской Федерации — рекорд, аналогов это явление не имеет нигде в мире и ставит в тупик многих зарубежных специалистов. Коэффициент смертности, около 16 промилле, является одним из самых высоких в мире и не соответствует уровню развитых стран, где коэффициент смертности не выше 12-13 промилле.

Коэффициент 14 и выше имеют 25 беднейших стран Азии и Африки, что “является следствием ужасающих условий существования, а также военных действий в ряде из них” [27].

В основе роста заболеваний и смертности лежит нарушение структуры питания (недостаток белков, особенно животных, витаминов и микроэлементов) и просто недоедание, порой принимающее хроническую форму. Ведь уже в 1992 г. калорийность питательного рациона составила 2100 килокалорий и продолжает неуклонно снижаться [28].

Снижение калорийности рациона питания населения Российской Федерации привело к тому, что “в 1992 году он составил 2100 килокалорий. Это уже уровень постоянного недоедания и медленного угасания большинства народа” [29]. Ухудшение питания обусловило рост заболеваний и смертности. Устойчивая тенденция роста болезней, особенно инфекционных, служат важным индикатором социального неблагополучия в России.

В результате этого с 1992 г. наблюдается естественная убыль населения (депопуляция), которая охватила и продолжает охватывать районы с преобладанием русского населения. “Депопуляция в 1994 г. охватила 69 регионов страны” [30] и продолжает расширяться. Только огромный приток беженцев и вынужденных переселенцев из “ближнего зарубежья” как-то поддерживает численность населения России.

Ухудшение материального положения в первую очередь отразилась на продовольственной корзине, в т.ч. на рационе питания большинства населения Российской Федерации, который ухудшился как количественно, так и качественно. Решение проблемы алкоголизма неотделимо от решения проблемы питания населения ибо обе они взаимосвязанны и взаимообусловленны. Необходимо учитывать, что обоснованная борьба против пьянства, которую должно вести все общество, должна проходить одновременно с повышением уровня жизни всего населения. Еще в конце XIX — начале XX вв. внимание российских ученых привлек тот факт, что пьянство особенно сильно поражало губернии, охваченные массовым голодом. А в конце XX в. американские исследователи, в ходе эксперимента, установили зависимость тяги к алкоголю от питания, его энергетической, белковой, микроэлементной и витаминной ценности [31]. Поэтому рассматривать эту проблему необходимо в совокупности с уровнем жизни населения, ибо эти два фактора находятся в тесной взаимосвязи.

Если мы сравним динамику потребления основных продуктов питания и алкоголя, то многое прояснится. Ведь скрытый голод (т.е. длительное неполучение организмом одного или многих элементов, составляющих структуру полноценного питательного рациона) провоцирует не только болезни, но и объективно толкает человека к алкоголю, что уже доказано в ходе длительных наблюдений и экспериментов, проходивших в ряде клиник за рубежом, в т.ч. и в США.

Поэтому, если сравнить динамику реального потребления алкоголя на душу населения в России с 1992г. с потреблением основных продуктов питания, то будет заметна определенная закономерность — с понижением количества и качества потребляемых продуктов питания увеличивается потребление алкоголя. Не случайно наряду с туберкулезом, наркоманией и венерическими заболеваниями, алкоголизм считают социальной болезнью, ответственность за которую лежит на политике, проводящий курс, игнорирующий минимальные интересы большинства граждан.

По данным Госкомстата, “по употреблению продуктов питания страна отброшена с 7-го на 40-е место в мире”. Потребление хлеба и хлебобулочных изделий в 1995 г. по отношению к 1990 г. составило 104% (124 кг), сахара — 66% (21 кг), масла 65% (6,6 кг), картофеля — 117% (124 кг), овощи — 90% (71 кг), бахчевых 50% (5 кг), фруктов и ягод 83% (29 кг) [32].

Потребление основных продуктов питания (на душу населения) [33]

 

1991

отчет

1993

отчет

1994

оценка

1995

прогноз

1990 к 1995

(в %%)

мясо и мясопродукты, кг

63

54

56

53

84

молоко и молокопродукты

347

294

283

265

76

яйца, шт.

288

250

229

222

77

рыба и рыбопродукты, кг

15,8

11,9

10,4

10

63

сахар и кондитерские изделия, кг

37,8

31

34

36

95

масло раст., кг

7,8

7

5,8

6

7,7

картофель, кг

112

127

138

143

128

овощи и бахчевые, кг

86

71

60

57

66

хлебные продукты, кг

120

124

127

129

108

потребление животного белка, г/сут

48

39

38

36

75

в т.ч. у 10% населения с наименьшими доходами

 

 

33

 

 

н/д

 

 

26

 

 

23

 

 

70

Необходимость введения государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции диктуется еще и необходимостью борьбы против преступности.

Взаимовлияние и взаимозависимость преступности и пьянства давно известны (имеется в виду бытовая преступность), как и то, что организованная преступность сделала рынок алкоголя сферой своих интересов. Прибыль, которую дает нелегальное производство алкоголя и бутлегерство приводят к тому, что зачастую из-за этого происходят столкновения, порой кровавые, криминальных группировок. И если даже на официальном уровне ведутся настоящие “торговые войны” “между регионами за местные рынки сбыта алкогольной продукции” [34], то можно только предположить как влияет на криминальную ситуацию в стране и регионах борьба за передел сфер влияния на алкогольных рынках.

Алкогольную ситуацию в настоящее время необходимо стабилизировать и вместо различного рода кампаний по борьбе с пьянством, проводить научно обоснованную и продуманную активную алкогольную политику, направленную на восстановление государственной монополии по производству и реализации спиртных напитков (на первоначальном этапе, хотя бы крепких), резкое сокращение производства и реализации нелегального алкоголя, контроль за нелегальным рынком данной продукции, ограничение импорта крепких напитков. Кроме того, необходимо продумать программу по пропаганде здорового образа жизни.

Только проведение такой алкогольной политики способно вывести страну из сложившейся чрезвычайной ситуации, ставящей под угрозу само существование и государства и проживающего в нем народа.

1. Самоубийцы. Бунт против жизни // Российский обозреватель. 1996. № 3. С. 27.

2. Нам и войны не надо, нас убьет алкоголь // Российский обозреватель. 1996. № 3. С. 23.

3. Шмакова Н. На рынке напитков будут играть по новым правилам // Деловые люди. 1996. № 63. С. 102.

4. Лушин С.И. Водка и финансы. Немного истории // Финансы. 1996. № 6. С. 57.

5. Мирошниченко Л.Д. Алкоголизм в России: уровень распространения и региональные особенности // В кн.: Актуальные проблемы девиантного поведения. (Борьба с социальными болезнями). М., 1995. С. 15.

6. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. С. 271.

7. Масленников В. Алкоголизация: разрушение человека и экономики России // Диалог. 1996. № 2. C. 46.

8. Там же. С. 48.

9. Немцов А.В. Есть такая наука — алкология // Природа. 1995. № 11. С. 23.

10. Мирошниченко Л.Д. Указ. соч. С. 15.

11. Там же.

12. Масленников В. Указ. соч. C. 49.

13. Михайлов Н. Водка и революция // Российская Федерация. 1996. № 10. С. 56.

14. Левин Б. Опыт изучения потребления алкогольных напитков в молодежной среде // В кн.: Актуальные проблемы девиантного поведения. (Борьба с социальными болезнями). М., 1995. С. 159, 161.

15. Там же. С. 169.

16. Левин Б. Кто есть пьяница // В кн.: Актуальные проблемы девиантного поведения. (Борьба с социальными болезнями). М., 1995. С. 177.

17. Лушин С.И. Указ. соч. С. 49.

18. Кому это выгодно // Российский обозреватель. 1996. № 3. С. 23.

19. Кому нынче сытно живется на Руси? // Диалог. 1996. № 2. С. 53.

20. Немцов А.В. Указ. соч. С. 28.

21. Шмакова Н. На рынке напитков будут играть по новым правилам // Деловые люди. 1996. № 63. С. 101.

22. Там же.

23. Там же.

24. Государственная монополия на алкоголь становится реальностью // Деловые люди. 1996. № 3. С. 153.

25. Там же.

26. Немцов А.В. Указ. соч. С. 28.

27. Хорев Б. Анатомия экономического кризиса // Обозреватель. 1995. № 12. С. 22.

28. Там же. С. 23.

29. Там же.

30. Там же.

31. Хераскин Н., Ринсдорф У. Психодиетика: питание как ключ к эмоциональному здоровью // Спортивная жизнь России. 1992. № 3. С. 22.

32. АПК в цифрах // Российская Земля. 1996. № 7. С. 7.

33. Хорев Б. Указ. соч. С. 23.

34. Антонов-Романовский Г.В. Алкогольная ситуация и национальная безопасность // В кн.: Безопасность и здоровье нации в аспекте преступности. М., 1996. С. 50.


 Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1997.— № 7 (24) | Законы и законопроекты. Комментарии | К вопросу о государственном регулировании антиалкогольной политики

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх