новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1997.— № 4 (21) | Лоббизм в России | Методы и формы представительной деятельности организаций крупной буржуазии в начале XX века

В.В.Изгаршев

МЕТОДЫ И ФОРМЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ОРГАНИЗАЦИЙ КРУПНОЙ БУРЖУАЗИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

В настоящее время, когда вопросы лоббирования интересов различных промышленных и финансовых группировок на разных уровнях законодательной и исполнительной власти, влияния крупного капитала на экономическую политику страны вызывают не только чисто научный интерес, но являются проблемами сегодняшнего момента, изучение форм и методов представительства интересов российской буржуазии в начале ХХ века приобретает особую актуальность.

К началу XX века представительство интересов торгово-промышленного класса в России осуществлялось многочисленными и разнообразными организациями. Всего в стране в это время существовало около 150 предпринимательских объединений, в той или иной степени выполнявших представительные функции [1]. Все их можно разбить на пять групп: 1) купеческие управы, 2) комитеты торговли и мануфактур, 3) биржевые общества и возглавлявшие их биржевые комитеты, 4) отраслевые и территориальные объединения — съезды и совещательные конторы промышленников и торговцев и 5) общества заводчиков и фабрикантов. Купеческие управы, учреждения, носившие чисто сословный характер, выглядели в начале XX века атавизмом и не играли сколько-нибудь заметной роли в деле представительства торгово-промышленных интересов и в торгово-промышленной жизни в целом. Что касается Совета торговли и мануфактур, его московского отделения и провинциальных комитетов торговли и мануфактур, то и они с момента организации и на протяжении всей своей истории не отвечали требованиям, предъявляемым к представительным учреждениям. Основной недостаток центральных органов в Москве и Петербурге заключался в том, что их члены не выбирались из торгово-промышленной среды, но назначались министром финансов. Эти учреждения целиком зависели от правительства и по сути сами были полуправительственными органами, не пользовались поэтому влиянием и авторитетом в предпринимательской среде, и, самое главное, практически бездействовали. Провинциальные же комитеты не получили широкого распространения, поскольку их основание производилось по желанию местных городских или купеческих обществ, а участие в них не было обязательным. Финансирование же комитетов проводилось за счет городских общественных сумм или добровольных взносов купечества. Естественно, что на таких условиях комитеты торговли и мануфактур были основаны не во многих городах, да и некоторые из возникших так и остались на бумаге (всего к началу XX века в России было 15 комитетов). Кроме того, возникновение и состав комитетов торговли и мануфактур было зачастую довольно случайным. Так же как Совет торговли и мануфактур и его московское отделение, большинство провинциальных комитетов, за редким исключением, не занимались активной деятельностью и не имели никакого веса среди торговцев и промышленников. Самой многочисленной группой представительных организаций были биржевые общества и биржевые комитеты. А.А.Вольский в докладе на первом Съезде Союза торговых и промышленных предприятий в январе 1906 года говорил о существовании в России на 1905 год около 55 бирж [2]. Л.Е.Шепелев приводит цифру 85 [3]. Точное количество определить весьма трудно, поскольку многие биржи в небольших городах существовали только на бумаге, имели место также случаи функционирования биржевых комитетов при отсутствии всякой биржевой деятельности, — то есть такой комитет изначально организовывался только для представительства интересов местного купечества. Подобная практика, видимо, была достаточно распространена, поскольку отдел торговли министерства финансов счел нужным в объяснительной записке к проекту Положения о выборных учреждениях торгово-промышленного класса и о биржевом устройстве специально оговорить подобный случай [4]. Так или иначе число биржевых комитетов было довольно значительным, а их представительная деятельность достаточно активной. Вообще говоря, сферой их компетенции являлось заведование биржевой торговлей, однако ввиду отсутствия в России нормального порайонного представительства торгово-промышленных интересов, биржевые комитеты на практике стали осуществлять функции совещательных учреждений, выполняя роль, для которой собственно создавались комитеты торговли и мануфактур. В 1903 году на Совещании о нуждах торгово-промышленного класса и биржевой реформе констатировалось, что “из числа общественных торгово-промышленных организаций биржевые установления оказались наиболее жизненными и наиболее приближающимися к типу представительных выборных учреждений” [5]. Главным достоинством биржевых обществ как представительных учреждений было то, что в них в большей степени, чем в любых других организациях уравновешивались и согласовывались интересы торговли и промышленности и их различных отраслей.

Основной задачей данной работы является изучение форм, методов и основных направлений представительной деятельности организаций крупной буржуазии на примере одного из наиболее крупных предпринимательских объединений — Московского биржевого комитета (МБК). Некоторые другие представительные организации торгово-промышленного класса затрагиваются в работе для того, чтобы не остались в стороне те формы и методы представительной деятельности, которые не применялись Московским биржевым комитетом.

Хронологические рамки работы — 1905—1914 гг., от первых попыток создания общероссийской представительной организации торгово-промышленного класса до начала первой мировой войны.

Представительной деятельности Московский биржевой комитет уделял большое внимание. В рассматриваемый период представительство становится главной функцией МБК. По свидетельству П.А.Бурышкина, собственно биржевая работа выполнялась автоматически и биржевой комитет в нее практически не вмешивался [6]. Надзор за биржевыми артелями и разбор дел о несостоятельности хотя и требовали большего внимания, но основная часть работы выполнялась аппаратом комитета. Механизм этот был хорошо отлажен, и роль самого комитета сводилась в основном к контролю.

Основным методом представительной деятельности МБК являлась работа в комитетах и комиссиях при биржевом комитете.

Поступивший на рассмотрение вопрос в зависимости от его важности, сложности и спешности либо направлялся биржевым комитетом в соответствующую постоянную комиссию (или комитет) при Московском биржевом комитете, либо для обсуждения этого вопроса создавалась специальная комиссия. “По вопросам менее сложным, а также в экстренных случаях, биржевой комитет дает заключения и делает представления не обращаясь к помощи комитетов и комиссий” [7].

В 1905 — 1914 годах при Московском биржевом комитете работало несколько постоянных комитетов и комиссий. Так называемая Постоянная комиссия “была как бы сконцентрированным, более интимным собранием выборных” [8]. Комиссия состояла из председателя и старшин комитета и 25 лиц, избираемых выборными из своего числа и была создана “для предварительного рассмотрения исключительных вопросов, вносимых на рассмотрение собрания выборных” [9]. По словам П.А.Бурышкина, эта комиссия считалась и была самой важной. “Там иногда предварительно, иногда окончательно рассматривались самые важные вопросы” [10]. Кроме Постоянной комиссии при биржевом комитете действовало шесть регулярно работавших комитетов и комиссий: юридическая комиссия, комитет по железнодорожным делам, хлопковый комитет, прядильно-ткацкий комитет, лесопромышленная комиссия и банковская.

Кроме постоянно действующих комитетов и комиссий при Московском биржевом комитете работало большое количество комиссий, созданных специально для рассмотрения того или иного вопроса. По окончанию работ такие комиссии обычно прекращали свое существование. В специально созданных комиссиях рассматривались практически все наиболее важные вопросы торгово-промышленной жизни.

Материалы работ комиссий и комитетов (журналы заседаний, доклады, заключения, справки) предоставлялись на обсуждение самого биржевого комитета, после его одобрения отправлялись уже как заключение МБК в соответствующие инстанции.

Вообще, основная тяжесть представительной работы в МБК переносилась в комитеты и комиссии. Бросается в глаза тот факт, что все постоянные комитеты и комиссии МБК, кроме постоянной и железнодорожного, были созданы в 1906 — 1910 гг. Увеличение числа случаев создания специальных комиссий также приходится на период после 1905 года. С одной стороны, это было естественным процессом в том плане, что Постоянная комиссия из 25 человек могла собираться легче и чаще чем кворум собрания выборных, а комитеты и комиссии являлись еще более мобильными органами. В комиссиях вопросы подготавливались и разбирались более детально, доклады подробно аргументировались, и, следовательно, работа была более эффективной. С другой стороны, стремление МБК к повышению эффективности своей представительной деятельности обусловлено возросшими претензиями крупной московской буржуазии на реальное влияние на экономическую политику страны. Именно поэтому, МБК не довольствовался просто отзывом на министерский законопроект или даже поправками к нему, но часто вырабатывал свой собственный проект, сопровождая его подробной аргументацией, статистическими материалами, ссылками на законодательство стран Западной Европы, социальной демагогией. Для такой работы требовался более серьезный подход. Поэтому создание в 1906-1910 гг. ряда новых постоянных специализированных комитетов и комиссий, практику передачи отдельных вопросов во временные, для данного вопроса учрежденные комиссии, привлечение к работе специалистов из интеллигенции (юристов, статистиков), командировки в Европу для ознакомления с зарубежным законодательством надо рассматривать ни в коем случае не как случайность, но как следствие и показатель отчетливой тенденции к росту понимания буржуазией необходимости отстаивать свои классовые интересы, и причем делать это более энергично, чем в предшествующий период.

С другой стороны, революция 1905-1907 гг., тяжелое финансовое положение после революции и проигранной войны подтолкнули правительство к решению многих давно назревших, но игнорировавшихся десятилетиями проблем. Аграрная реформа, планы широкого рабочего законодательства, изменения промыслового обложения, проект введения подоходного налога, поиски путей улучшения финансового положения земств и городов, реорганизация системы представительных организаций торгово-промышленного класса — наиболее важные из разрабатывавшихся правительством вопросов. (Многие из этих реформ не были осуществлены или были выполнены лишь частично.) Большинство из них затрагивало интересы буржуазии, и естественно желание торговцев и промышленников максимально эти интересы защитить. Тем более, что правительство совершенно очевидно собиралось решить некоторые вопросы за счет буржуазии. Таким образом, изменения в представительной деятельности диктовались и увеличением объема работ — в рассматриваемый период число рассматриваемых МБК вопросов значительно выросло в количественном отношении.

Другой формой представительной деятельности крупной буржуазии были съезды и совещания. Московский биржевой комитет являлся членом двух предпринимательских объединений — Съездов представителей промышленности и торговли и Съездов представителей биржевой торговли и сельского хозяйства. После создания Съездов представителей промышленности и торговли в 1906 г. съезды этой организации проходили ежегодно (кроме 1910 года, зато в 1911 было созвано два — очередной и экстренный). На этих съездах собравшиеся члены организации заслушивали доклады, подготовленные Советом Съездов, затем, после прений и обмена мнениями, по этим докладам принимались резолюции, исполнение которых возлагалась на Совет Съездов. Основной задачей съездов являлось согласование мнений различных группировок буржуазии, примирение противоречий и выработка общей позиции для отстаивания ее перед правительством. Резолюции съездов, таким образом, представали мнением не отдельных предприятий, организаций или группировок, но всей торговли и промышленности, что придавало им больший вес. Кроме того, съезды эффективно доводили мнения и позиции буржуазии до правительства, ибо на съездах всегда присутствовали представители (и достаточно высокопоставленные) министерств и ведомств. Например, на IV очередном Съезде представителей промышленности и торговли присутствовали председатель Совета министров и министр финансов. В.Н.Коковцев и министр торговли и промышленности В.И.Тимирязев.

Кроме съездов представителей промышленности и торговли периодические съезды проводились другой организацией, объединяющей главным образом биржевые комитеты — Съездами представителей биржевой торговли и сельского хозяйства. Проходили съезды и совещания буржуазии и вне этих двух организаций. Так, например, в 1910 году МБК организовал в Москве Всероссийский съезд представителей русской торговли и промышленности по вопросу о мерах к развитию торговых сношений с Ближним Востоком. Часто организация совещаний была приурочена к правительственным совещаниям: получив приглашение к участию в последних, Московский биржевой комитет созывал предварительное совещание представителей заинтересованных отраслей и районов для более полного выяснения нужд торговли и промышленности и согласования разных позиций. Подобные предварительные совещания имели место перед работами комиссии по вопросу о таможенном объединении России с Финляндией в 1910 году, в том же году перед совещанием Иркутского генерал-губернатора по вопросу торговли с Монголией и т.д. Организовывал предварительные совещания и Совет Съездов представителей промышленности и торговли, причем принимать в них участие могли не только члены Съездов, но часто приглашались все заинтересованные в данном вопросе лица.

Представительство интересов торгово-промышленного класса осуществлялось в нескольких формах. Во-первых, представители МБК принимали участие в работе различных государственных органов, членами которых они являлись на основании действующих законов и уставов или положений этих органов. Представитель МБК был членом Совета Государственного банка, назначенные комитетом лица защищали интересы промышленности и торговли во всеобщем присутствии Московской Казенной Палаты, Московском столичном раскладочном присутствии, Особом по промысловому налогу присутствии. С 1912 года представитель МБК входил в состав Совета Добровольного Флота. Кроме того, представители МБК, наряду с представителями других биржевых комитетов, принимали участие с правом совещательного голоса в Общих тарифных съездах железных дорог, Совете по тарифным делам, Центральном и порайонных комитетах по регулированию перевозок массовых грузов. Помимо работы в органах, членство в которых представителей торговли и промышленности обеспечивалось законодательно, лица, делегированные Московским биржевым обществом (не обязательно из своей среды), участвовали в разнообразных и многочисленных ведомственных и межведомственных совещаниях и комиссиях, куда приглашались наряду с представителями других совещательных по торговле и промышленности учреждений. И, наконец, на первом месте по объему в представительной деятельности стояли отзывы на спускаемые правительством законопроекты, касающиеся торговли и промышленности, записки, мнения и ходатайства, предоставляемые в соответствующие министерства или другие центральные или местные органы власти.

Направленность представительной деятельности организаций крупной буржуазии была следующей: во-первых, правительственные органы, во-вторых, органы законодательные — Государственная Дума и Государственный Совет, в-третьих, органы судебные (в первую очередь Сенат) и в-четвертых, общественное мнение.

На первом месте (и по объему, и по важности) стояло представительство в правительственных органах. Согласно сложившейся практике, большинство планируемых правительством мер и мероприятий, касающихся торговли и промышленности, предварительно предлагалось к обсуждению в совещательных по торговле и промышленности учреждениях. Если мнение комитета запрашивалось каким-то конкретным центральным или местным органом власти или местного самоуправления, то отзыв шел в запрашивающее ведомство. Если ходатайство возбуждалось по собственной инициативе, то оно направлялось в тот орган, в ведении которого находился рассматриваемый вопрос. В тех случаях, когда было не вполне ясно к компетенции какого именно ведомства принадлежит затрагиваемый вопрос, ходатайство шло через министерство торговли и промышленности, в ведении которого находилось все совещательные по торговле и промышленности учреждения. Большинство ходатайств возбуждалось именно перед министерством торговли и промышленности, сюда же направлялась большая часть отзывов на правительственные законопроекты, собственные варианты законопроектов и т.д. Это и понятно, ведь именно в министерстве торговли и промышленности готовилась и разрабатывалась основная масса законопроектов и мероприятий, касающихся торговли и промышленности. Два других министерства, с которыми активно работали и Московский биржевой комитет, и Съезды представителей промышленности и торговли — это министерство финансов (основными проблемами здесь были налогообложение промышленности и торговли и таможенные тарифы) и министерство путей сообщения (здесь главной проблемой являлась железнодорожная политика). В остальные министерства обращались гораздо реже, хотя и исключениями подобные случаи назвать нельзя. Например, перед министерством внутренних дел ходатайствовали об изменении правил о рабочих организациях, об улучшении работы почт и телеграфов, по поводу применения законов об охране окружающей среды и т.п. Перед министерством иностранных дел — о расширении компетенции консульской службы (буржуазия стремилась заручиться поддержкой чиновников МИДа в деле зарубежной торговли), перед Главным управлением земледелия и землеустройства — по поводу орошения земель в Средней Азии и Закавказье под посевы хлопка и т. п.

Московский биржевой комитет почти не занимался активной работой с законодательными органами и с общественным мнением, ограничиваясь, в основном, представительством перед правительством и местными властями. Однако можно привести примеры подобной работы других предпринимательских организаций.

Так, в деятельности Совета Съездов представителей промышленности и торговли работе с Государственной Думой и Государственным Советом отводилось немалое место. Большое внимание уделялось анализу работы Государственной Думы — и на съездах, и на страницах журнала Съездов представителей промышленности и торговли “Промышленность и торговля” (который также рассылался бесплатно членам Государственной Думы и Государственного Совета, так же как правительственным чиновникам и редакторам крупнейших газет), и в специальном издании “Промышленность и торговля в законодательных учреждениях”, целиком посвященном работе Думы и Госсовета (всего вышло 3 тома).

Члены Государственной Думы, интересующиеся экономическими вопросами, приглашались принять участие в работе съездов. Неоднократно присутствовали и выступали на Съездах представителей промышленности и торговли, например, ведущий оратор кадетов по торгово-промышленным вопросам А.И.Шингарев, председатель комиссии по рабочему вопросу III Думы барон Е.Е.Тизенгаузен, председатель финансовой комиссии Г.Г.Лерхе. Затем, по внесении правительством в Думу какого-либо законопроекта, с которым представители буржуазии были не согласны или не вполне согласны, Совет Съездов представителей промышленности и торговли отпечатывал и рассылал всем членам Государственной Думы и Государственного Совета свой вариант законопроекта вместе с аргументацией поправок. На практике почти все без исключения законопроекты, касающиеся торговли и промышленности, сопровождались собственным вариантом Совета Съездов представителей промышленности и торговли. Имелись случаи совместной работы думских комиссий и комиссий Совета Съездов. Так, в 1911 году постоянная комиссия по юридическим и налоговым вопросам при Совете Съездов приступила к обсуждению проекта положения о государственном подоходном налоге по поручению Комитета Совета Съездов и “согласно просьбе председателя финансовой комиссии Государственной Думы Г.Г.Лерхе”. Далее работы двух комиссий велись параллельно и журналы заседаний комиссии Совета Съездов регулярно сообщались. Г.Г.Лерхе с комментариями и объяснениями [11]. Надо сказать, что доклад об этой совместной деятельности двух комиссий был воспринят Советом Съездов с большим удовлетворением. Были случаи и совместной работы с правительственными органами: например, в 1908 году разработанный Горным департаментом проект изменений и дополнений в действующие правила о нефтяных промыслах был передан по инициативе министерства финансов для рассмотрения в Совете Съездов, для чего последний организовал совещание, в котором участвовали представители нефтедобытчиков, перевозчиков нефти и чиновники Горного департамента.

Большое внимание уделял Совет Съездов представителей промышленности и торговли работе с общественным мнением. В 1908 году журнал Совета Съездов с сожалением констатировал, что “широким общественным кругам России промышленность и торговля представляются, или в качестве какого-то паразитарного придатка к земледельческой основе русского народного хозяйства, или в качестве источника неблаговидной наживы для сравнительно небольшого числа, непременно кровожадных, капиталистов” [12]. Основной своей задачей Совет Съездов видел преодоление такого рода взглядов и борьбу с господствующими в обществе предрассудками и недоброжелательным отношением к промышленной и торговой деятельности вообще. “Мы будем добиваться для нашей промышленности и торговли того почетного положения в глазах русского общества, какое эта отрасль народного труда везде в мире занимает перед лицом культурного человечества,” — заявляла “Промышленность и торговля” [13]. Главным инструментом в этой борьбе был журнал Совета Съездов “Промышленность и торговля”, издававшийся с 1908 года. Журнал выходил два раза в месяц. Издание было постоянно убыточным, чем вызывало недовольство у некоторой части членов Съездов представителей промышленности и торговли. Однако большинство Съездов считало выпуск собственного журнала безусловно необходимым, несмотря на ежегодный дефицит, а отдельные члены Совета Съездов вообще называло издаваемый журнал главной задачей и заслугой Совета Съездов [14]. Кроме журнала Совет Съездов издавал большое количество других материалов — книг, брошюр, докладов и т. п. (К 1912 г., то есть за пять лет работы, Совет Съездов опубликовал 144 непериодических издания.) По мнению самих промышленников эта деятельность приносила плоды. Г.А.Крестовников указывал на “распространение в массе населения, в сферах, не близко соприкасающихся с промышленностью и торговлей,.. в нашей повседневной прессе более ясных и более правильных понятий по экономическим вопросам” [15]. (Впрочем, здесь Г.А.Крестовников выдавал желаемое за действительное.)

В заключение нельзя не остановиться на проблеме эффективности вышеперечисленных форм и методов представительной деятельности российской буржуазии. Во-первых, необходимо отметить неудовлетворительность самой системы представительных организаций буржуазии. Несмотря на немалое число предпринимательских объединений, в той или иной мере занимавшихся представлением нужд торговли и промышленности, на практике ни одна из них не отражала интересы всей местной буржуазии, но лишь отдельных ее групп. Необязательность участия предпринимателей в существующих организациях, и, как следствие, случайный характер подбора их состава — вот основной недостаток всех перечисленных учреждений. Целые отрасли промышленности, транспорта, торговли не получали вообще практически никакого отражения и защиты своих нужд, не имея собственных организаций. “Торговля небиржевая — магазинная, лавочная, розничная, торговля небиржевыми товарами, хотя бы и крупная, вся промышленность, не вырабатывающая биржевой товар, и вся ремесленная промышленность никакой организации в смысле представительства не имеет, никаких профессиональных собраний или союзов этих лиц до сего времени, за весьма редким исключением, не было,” — читаем в заключении соединенной комиссии Московского биржевого комитета и Московского отделения Совета торговли и мануфактур на проект “Положения о выборных учреждениях торгово-промышленного класса и о биржевом устройстве” [16]. Существовавшие представительные организации имели немало других недостатков. Среди них следует указать на финансовую слабость многих организаций. Сама структура представительных учреждений, созданных в разное время без какой-либо связи друг с другом, подчиненных разным ведомствам, служила причиной отсутствия всякой планомерности и согласованности в их работе, дублированию одних вопросов и выпадению других из поля зрения. Недаром буржуазия неоднократно ходатайствовала о реформе представительных организаций.

Во-вторых, не удовлетворяли буржуазию и формы представительной деятельности. В многочисленных ведомственных и межведомственных совещаниях представители промышленности и торговли имели лишь совещательный голос, окончательное же решение принималось чиновниками. Кроме того, не на все совещания, в которых промышленники хотели бы принять участие, их звали. С той же проблемой сталкивались представители предпринимательских организаций в государственных органах, заседать в которых они имели право по закону — их голос был только совещательным, а участие, следовательно, неравноправным. Нельзя сказать, что с этим мирились. Ясно прослеживается стремление буржуазии добиться более действенного представительства в этих органах. Например, предоставление делегатам от промышленности и торговли права решающего голоса в тарифных учреждениях железных дорог было лейтмотивом многочисленных ходатайств. Но этого права буржуазия так и не добилась.

Не удовлетворяла буржуазию и основная форма ее представительной деятельности — ходатайства перед различными правительственными органами, главным образом из-за низкой их действенности. “Мы все и все время о чем-то ходатайствуем, — заявлял. Ю.П.Гужон, — ходатайствуем по разнообразнейшим вопросам, но все время ходатайствуем безрезультатно, к нам не прислушиваются” [17]. Однако другого, более эффективного способа воздействия на правительство буржуазия найти не смогла. (Сам Гужон, считая, что министерства не могут разрешить стоящие перед промышленностью вопросы и что, поэтому и обращаться к ним бесполезно, предлагал обратиться напрямую к императору. Понятно, что это вряд ли дало бы больший эффект.)

Вообще, в представительной деятельности буржуазии в целом не было планомерности и систематичности. Порядок постановки вопросов на обсуждение зависел от правительства — несмотря на то, что МБК и Съезды представителей промышленности и торговли, и другие совещательные по торговле и промышленности учреждения имели право возбуждать ходатайства по собственной инициативе, на практике, они рассматривали главным образом те вопросы, которые разрабатывались министерствами. “Не было никакой планомерности, не было заранее установленной программы, и вся деятельность носила случайный характер. Редко бывали проявления собственной инициативы, но по большей части — “отзывы”, “замечания”, “поправки”, и реже — “переработки” представленного проекта” [18]. Как уже указывалось выше, количество правительственных проектов, так или иначе касающихся торговли и промышленности, было столь велико, что и с ними представительные организации крупной буржуазии не успевали порой разобраться, где уж тут говорить о выработке собственной целостной программы необходимых для русской промышленности мер. “Столько на нас в последнее время валится вопросов, — отмечал на Экстренном съезде представителей промышленности и торговли в 1912 году Г.А.Крестовников, — что нет ни сил, ни средств, ни времени сразу ко всему быть готовым: то в Нижнем сбор, то в Москве, то рабочее законодательство, то праздничный отдых служащих и т. д.” [19]. Надо принять во внимание и указание П.А.Бурышкина на то, что “по правде говоря, мало кто был готов к разработке вопросов самого общего характера” [20]. К тому же разработка общих вопросов неминуемо привела бы к обсуждению проблем не только экономических, но и политических, чего буржуазия избегала. “Поэтому говорили о торговых палатах, о тарифной политике, о регулировании сахарной промышленности, о пересмотре положения о промысловом налоге, но не ставили вопросов о том, что нужно для развития производительных сил страны и роста русского народного хозяйства. Не ставили отчасти и потому, что ответ знали заранее: нужно изменить общие условия русской жизни — и политической и социальной” [21].

1. Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия в 1904-1914 гг. Л., 1987. С. 108.

2. Вольский А.А. Представительство русской торговли и промышленности в настоящее время и основы представительства, необходимого в ближайшем будущем. СПб., 1906. С. 2.

3. Шепелев Л.Е. Указ. соч. С. 108.

4. См.: Вольский А.А. Указ. соч. С. 4.

5. О введении торгово-промышленных палат в России. М., 1911. С. 9.

6. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1991. С. 230-231.

7. Московский биржевой комитет. Отчет за 1910 год. М., 1911. С. 22.

8. Бурышкин П.А. Указ. соч. С. 226.

9. Московский биржевой комитет. Отчет за 1910 год. С. 22.

10. Бурышкин П.А. Указ. соч. С. 226.

11. ЦИАМ. Ф. 143, е. х. 383, л. 26.

12. Промышленность и торговля. 1908. № 4. С. 1.

13. Там же. № 1. С. 1.

14. Журнал заседаний IV очередного Съезда представителей промышленности и торговли. СПб., 1910. С. 48.

15. Там же. С. 2.

16. ЦИАМ. Ф. 143, оп. 1, е. х. 251, л. 12.

17. Журнал заседаний VIII очередного Съезда представителей промышленности и торговли. СПб., 1914. С. 60.

18. Бурышкин П.А. Указ. соч. С. 232-233.

19. Съезды представителей промышленности и торговли. Журнал заседаний Экстренного Съезда представителей промышленности и торговли. СПб., 1912. С. 85.

20. Бурышкин П.А. Указ. соч. С. 233.

21. Там же.


ГОТОВИТСЯ К ИЗДАНИЮ

Исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова и Независимый институт социально-исторических проблем готовят к изданию биографический справочник “Федеральное Собрание России. Второй созыв”. В основу работы авторского коллектива положен анализ материалов центральной и региональной прессы, собственная информация Института, а также анкетирование депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации.

Данное издание является логическим продолжением справочников: “Политическая Россия сегодня” (в 2-х тт.; М.: Московский рабочий, 1993); “Федеральное Собрание России” (М.: Фонд “Форос”, 1995).

Ориентировочный объем издания 60 авт. л.

 Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1997.— № 4 (21) | Лоббизм в России | Методы и формы представительной деятельности организаций крупной буржуазии в начале XX века

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх