новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 9-10 (16-17) | Парламентаризм в России и за рубежом | Представительные организации Московской буржуазии

В.В.Изгаршев

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ МОСКОВСКОЙ БУРЖУАЗИИ

Становление системы организаций и учреждений, представляющих интересы торгово-промышленного класса, шло в России по двум направлениям. С одной стороны, правительство, заинтересованное в развитии экономики страны, понимало “потребность в создании особых органов, при посредстве которых возможно было бы выяснить истинные нужды торговли и промышленности и своевременно принимать меры к развитию этих отраслей народного хозяйства” [1]. По мере увеличения роли торговли и промышленности в экономической жизни страны, естественно, возрастала и необходимость выяснения проблем и потребностей этих отраслей, а самое главное, эта необходимость все отчетливей осознавалась правительством. Поэтому, наряду с существующими правительственными учреждениями, ведающими торговлей и промышленностью, власти пытались создать неправительственные или полуправительственные-полуобщественные организации для обсуждения вопросов, так или иначе связанных с этими отраслями народного хозяйства. Причем, “с первых же шагов по пути создания таких органов, весьма ясно обнаружилось стремление правительства привлечь к участию в обсуждении вопросов, касающихся торговли и промышленности, лиц, непосредственно знакомых с торговым делом” [2].

С другой стороны, сами промышленники и торговцы были заинтересованы в доведении до сведения правительства своих проблем, пожеланий, ходатайств, а иногда и требований. Стремление предпринимателей оказывать влияние на экономическую политику правительства также усиливалось с увеличением роли торговли и промышленности в экономической жизни страны. По мере роста самосознания буржуазией себя как класса, возрастала потребность в существовании особых органов, которые могли бы отстаивать ее интересы и чей голос имел бы больший вес, чем голос отдельных предпринимателей.

Таким образом, в истории создания представительных организаций торгово-промышленного класса существовало две тенденции — сверху и снизу и, соответственно, два типа представительных организаций. В данной работе автор ставил своей целью показать на примере представительных организаций, объединяющих промышленников и торговцев Москвы и Московского района оба типа, и выяснить, организации какого типа были более эффективны.

Московская купеческая управа и московское отделение Совета торговли и мануфактур

Московская купеческая управа была образована в 1863 году на основании Положения об общественном управлении Москвы 1862 года, как одно из учреждений городского самоуправления, заведующее делами купеческого сословия. Все записанные в первую и вторую гильдии московские купцы избирали выборных купеческого сословия; собрание выборных из своей среды избирало старейшину купеческого сословия, его заместителя, двух членов купеческой управы и заседателя. Эти лица и представляли собой московскую купеческую управу, действующую от имени московского купеческого общества. В круг обязанностей управы входили выдача документов на право занятия торговлей и промыслами, оформление актов по учету лиц купеческого сословия, раскладка и сбор с купцов различных пошлин и сборов, а также выполнение приговоров собраний выборных купеческого сословия. Большое место в деятельности управы занимало заведование и управление многочисленными хозяйственными, учебными и благотворительными учреждениями купеческого сословия. К 1913 г. стоимость недвижимых имуществ купеческого общества достигала 5,5 млн. рублей, и до 1,5 млн. рублей из доходов общества ежегодно выделялось на благотворительность [3]. Кроме того, купеческая управа выполняла и представительные функции, выступая от имени всего купеческого сословия.

Фактическое осуществление представительства интересов купечества происходило в форме участия членов управы или назначенных управой лиц в различных казенных и общественных учреждениях (казенной палате, податном присутствии, попечительских советах и т.п.), а также в форме ходатайств перед соответствующими представительными органами и местной администрацией.

Однако, постепенно купеческая управа теряет былое влияние и авторитет в торгово-промышленной среде. Широкое распространение акционерных предприятий и введение в 1898 г. промыслового налога, привело к тому, что занятие предпринимательской деятельностью перестало быть напрямую связанным с принадлежностью к купеческому сословию. Принадлежность к купечеству не переходила по наследству, и, для того, чтобы стать купцом необходимо было уплатить гильдейский сбор и получить гильдейское свидетельство, что не всегда делали даже предприниматели — выходцы из купечества, не говоря уже о представителях других сословий. С другой стороны, появилась целая категория так называемых неторгующих купцов, т.е. лиц, не занимающихся ни торговлей, ни промыслами, но записавшихся в купечество, ибо это давало им определенные сословные привилегии. Все это вело к размыванию купеческого сословия и, как следствие, к ослаблению сословных организаций. Центр общественной и представительной деятельности промышленников и торговцев переместился в другие организации — в городскую думу, в биржевой комитет, после 1905 года — в политические партии.

О том, что “с развитием экономической жизни страны сословная организация торгово-промышленного класса ослабела и ряд деятелей в этой области вышел из купеческого сословия”, министр торговли и промышленности С.И.Тимашев говорил даже на торжественном собрании выборных Московского Купеческого Общества по случаю пятидесятилетнего юбилея Купеческой Управы [4]. “Общество зачахло и перестало играть какую-либо роль, — вспоминает Л.Рабенек [5]. П.А.Бурышкин, входивший в число выборных купеческого общества, пишет: “В управе была мертвечина. Собрания бывали очень редко, довольно плохо посещались. Булочкин (старшина купеческого сословия) нудно председательствовал, мало кто из выступавших обладал даром слова, а главное — обсуждавшиеся вопросы не представляли общего интереса: помимо нескольких “сословных” дел занимались вопросами, связанными с управлением крупными благотворительными организациями, выборами и ассигновкой на ремонт” [6]. Вообще перед войной у определенной части предпринимателей, по свидетельству Бурышкина, сложилось мнение, что купеческое общество себя изжило и нужно его ликвидировать” [7]. Еще в 1907 г. такая же мысль высказывалась в докладе Совета Съездов Представителей Промышленности и Торговли Второму очередному съезду “Основы желательной организации партийного представительства промышленности и торговли”. Доклад констатировал упадок купеческих управ и предлагал слить их с биржевыми обществами [8].

Но все же купеческое общество и купеческая управа продолжали существовать, несмотря на то, что эти формы очевидно для всех изжили себя, и функционировали, хотя и без особого размаха. В начале XX в. основной сферой деятельности купеческой управы было управление огромным комплексом учебных, лечебных и благотворительных учреждений. Велась и представительная деятельность, но уже, скорее, по инерции. После реформы Государственного Совета, купеческая управа участвовала в выборах членов Государственного Совета по промышленности и торговле; после образования Съездов представителей промышленности и торговли управа стала действительным членом этой организации, и, даже, по инициативе делоправителя управы А.М.Полянского, имела своего постоянного представителя в Совете Съездов (им был С.С.Новоселов). Поскольку Московский биржевой комитет после смерти К.А.Ясюнинского своего представителя при Совете Съездов не имел, к услугам Новоселова в случае необходимости прибегали многие московские предприниматели. “Новоселов обслуживал не только управу, но всех, кого направлял к нему Полянский. Это было очень кстати, но поднимало престиж не столько управы, сколько Полянского”, — замечает П.А.Бурышкин [9].

Другим учреждением, представляющим интересы торгово-промышленного класса было Московское отделение Совета Торговли и Мануфактур. Начало истории этой организации было положено графом Канкриным в бытность его министром финансов. В 1827 г. по его инициативе при департаменте Мануфактур министерства финансов был образован Мануфактурный Совет. В 1829 г. открылось Московское отделение Мануфактурного Совета. В этом же году при министерстве финансов был создан Коммерческий Совет. В состав Советов входили известные фабриканты, заводчики, а также ученые, техники по назначению министра финансов. Однако, “существовавшие Советы в Петербурге с отделениями в Москве имели мало значения: из многих лет существования их нельзя указать примера инициативы по какому-либо важному вопросу” [10]. Видимо, поэтому в 1872 году была проведена их реформа. Мануфактурный и Коммерческий Советы были объединены в один Совет Торговли и Мануфактур с отделением в Москве. В других городах могли создаваться Комитеты Торговли и Мануфактур. Устав о промышленности формирует цели и задачи этих учреждений таким образом: “Для содействия правительству в изыскании мер на пользу торговой и мануфактурной промышленности, соответственно общим и местным ее условиям и потребностям, а также для разъяснения вопросов, возникающих по делам управления сей частью, состоят в ведении Министерства финансов Совет Торговли и Мануфактур в г. С.-Петербурге и отделении оного в г. Москве, а в других городах, где это окажется нужным, Комитеты Торговли и Мануфактур” [11]. В компетенцию Московского Отделения Совета Торговли и Мануфактур входили следующие вопросы:

1) обсуждение по предложениям как министра финансов, или же Совета или департамента торговли и мануфактур, так и генерал-губернатора или губернского начальства, вопросов об устройстве и содержании фабрик и торговых заведений;

2) обсуждение относящихся к промышленности и торговли вопросов, возбужденных членами самого отделения (в числе не менее трех), и представление министру финансов принятых большинством предложений по этим вопросам;

3) представление министру финансов ежегодно в январе, отчета о положении торговли и промышленности в Москве и Московской губернии [12].

Московское отделение подчинялось Петербургскому Совету и находилось в ведении министерства финансов; состояло из 32 членов, назначенных министром финансов с Высочайшего утверждения из Среды фабрикантов, торговцев и ученых сроком на 4 года. Председательствующий избирался отделением из своей среды, но утверждался министром финансов. В таком виде Отделение Совета Торговли и Мануфактур просуществовало до 1917 г.

Но и в реформированном виде Совет Торговли и Мануфактур, равно как и его московское отделение, не смогли стать органами, действительно представляющими интересы торговли и промышленности. Они не пользовались ни авторитетом в среде самих торговцев и промышленников, ни влиянием в правительственных сферах. Отсюда неизбежно следовала чрезвычайно низкая эффективность их деятельности. “Трудно указать хоть на один существенный вопрос по торговле и промышленности, — пишет Л.Н.Нисселович, — который бы получил свое разрешение по инициативе или при содействии Совета Мануфактур и Торговли или местных комитетов. В действительности вся деятельность Совета ограничивается рассмотрением прошений о выдаче привилегий — и только!” [13]. Эти слова написаны в 1882 году, но и позднее мало что изменилось. Единственный более или менее примечательный факт, связанный с московским отделением Совета торговли и Мануфактур, — избрание этой организацией в качестве своего делегата на учредительный Съезд представителей промышленности и торговли В.И.Тимирязева, известного общественного и государственного деятеля начала века, ставшего позднее Председателем Совета Съездов представителей промышленности и торговли, а еще позднее — министром торговли и промышленности.

Чем объясняется неспособность Совета Торговли и Мануфактур выполнять возложенные на него функции представительства перед правительством нужд торговли и промышленности? Прежде всего тем, что основанный не на выборном начале, он не пользовался авторитетом и влиянием в торгово-промышленной среде. Полностью завися от министерства финансов, Совет и его московское отделение больше походили на одну из министерских канцелярий, нежели на орган, защищающий интересы предпринимателей. А.А.Вольский прямо называет московское отделение Совета и Комитеты Торговли и Мануфактур “лишь вспомогательными органами правительственных учреждений” [14].

Таким образом, московская купеческая управа и московское отделение Совета Торговли и Мануфактур, хотя и имели право представлять нужды московской торговли и промышленности перед правительственными учреждениями, и в той или иной степени занимались представительской деятельностью, не смогли стать учреждениями эффективно защищавшими интересы московских предпринимателей. Их роль как представительных органов была весьма незначительной. Но, поскольку объективная потребность в реальном представительстве нужд и интересов московской буржуазии тем не менее существовала и осознавалась самими фабрикантами и торговцами, функции представительного учреждения переходят к другой организации, а именно — к московскому биржевому комитету.

Московский биржевой комитет

Первое упоминание о биржевой торговле в Москве относится еще к 1790 году. Однако, общепринятой датой учреждения Московской биржи считается 8 ноября 1839 года — день, когда биржевые занятия стали проводиться в первом, специально построенном для этой цели здании. Не менее важным фактом для признания биржи, функционирующей в полном объеме, стало образование руководящего органа биржи — биржевого комитета, который также ведет свою историю с 1839 года. “Хотя весьма задолго перед тем — еще в прошлом столетии биржа в Москве признавалась уже существующей, тем не менее 8-е ноября 1839 года может быть признано бесспорно начальным днем ее жизни, так как до того времени она была совершенно неустроенной — не имела ни учреждения, которое составляло бы ее представительство, ни даже потребного для нее помещения, а потому не могла ни чем проявлять самого своего существования” [15].

На первых порах своей деятельности московский биржевой комитет занимался только сугубо биржевыми делами — организацией работы биржи, установлением расписания ее занятий, наблюдением за порядком на бирже и правильностью биржевых сделок, надзором за биржевыми артелями и т.п. Как представительный орган, как организация, выражающая и защищающая интересы купечества, Московский биржевой комитет начинает активно выступать, начиная с 60-х годов XIX века. Первым шагом было обсуждение в 1864 году переданной министерством финансов для рассмотрения промышленным сословием записки постоянной депутации германского коммерческого съезда о заключении торгово-таможенного договора между Россией и Германским таможенным союзом.

Вопрос о таможенных тарифах всегда был крайне важным для российского торгово-промышленного класса, и возможность его разрешения в духе вышеупомянутой записки, основная идея которой заключалась в доказательстве невыгодности протекционистских тарифов прежде всего для самой России, вызвал в среде московского купечества нечто вроде легкой паники. Не помогло даже специальное разъяснение министерства финансов, уверяющее, что записка постоянной депутации германского коммерческого съезда представлена московскому купечеству лишь для сведения и обсуждения, и, что правительство отнюдь не готовит соответствующего договора с Германским таможенным союзом и не планирует изменения таможенной политики. Несмотря на широкий резонанс и заметное беспокойство в кругах московского купечества, вызванные запиской, ни московская купеческая управа, ни московские отделения Мануфактурного и Коммерческого Советов не предприняли со своей стороны шагов для организации обсуждения этого вопроса и доведения мнения промышленного сословия Москвы до правительства. Московские отделения Мануфактурного и Коммерческого Советов, впрочем, затрагивали эту проблему на одном из совместных заседаний, но никакого решения принято не было, “ввиду того, что вопрос этот рассматривается биржевым комитетом” [16]. Инициативу взял на себя Московский биржевой комитет. Для обсуждения записки постоянной депутации Германского Коммерческого съезда был организован частный купеческий съезд, который состоялся 14 января 1864 года и в котором участвовали 195 человек и еще 76 человек были представлены по доверенности. Съезд избрал постоянную депутацию купеческого съезда в составе 20 человек под председательством И.А.Лямина, на которую и была возложена задача подготовить ответ на вышеуказанную записку. Плодом трудов постоянной депутации явилось “мнение постоянной депутации Московских Коммерческих Съездов”, лейтмотивом которого была защита протекционистских таможенных тарифов.

Я так подробно останавливаюсь на этом моменте прежде всего потому, что обсуждение записки постоянной депутации германского коммерческого съезда, организация и проведение в Москве первого купеческого съезда и составление “мнения постоянной депутации московских коммерческих съездов” были первым опытом представительной деятельности московского биржевого комитета, и, с другой стороны, толчком для реорганизации всей работы комитета. Событие на живом конкретном примере показало необходимость более планомерного и действенного представительства интересов торгово-промышленного сословия. Организация купеческого съезда “впервые вызвала к общественной деятельности новые силы, не находившие применения в предшествующее время и положившие начало практическому убеждению в необходимости производства в общественном устройстве торгово-промышленного сословия скорейшего преобразования” [17]. Дальнейшее развитие событий показало, что именно биржевой комитет становится главной представительной организацией торгово-промышленного класса в Москве, а в его деятельности все больший удельный вес приобретает правительственная работа.

Конечно, встает вопрос, почему Московское биржевое общество и биржевой комитет, а не другие совещательные по торговле и промышленности учреждения, завоевывают такую роль. Думается, что дело прежде всего в том, что биржа являлась центром, вокруг которого группировались в первую очередь достаточно крупные промышленники и торговцы, причем не только Москвы и Московской губернии, но и соседних губерний. Наибольшим влиянием здесь пользовались крупные текстильные фабриканты. Благодаря их авторитету и явному преобладанию в чисто экономическом плане, в биржевом обществе оставалось гораздо менее места, чем, например, в обществе купеческом, для столкновения интересов торговцев и промышленников или интересов крупного и среднего купечества. Вокруг биржевого комитета оказалось легче организоваться крупной торговле и промышленности, не оглядываясь на купечество среднее и мелкое, и объединив достаточно обширный район центральных губерний России. “В Московском биржевом комитете промышленники Московской и соседних губерний нашли центр, который давал им возможность мобилизовать свои силы с большей быстротой, и притом с самого начала объединить эти силы в такой мере, как было бы трудно объединить их в купеческом обществе” [18].

С конца 60-х годов XIX века представительство торгово-промышленных интересов не только становится постоянной функцией Московского биржевого комитета, но и выходит, пожалуй, на первый план в его работе. Особенный размах эта сторона деятельности биржевого комитета приобрела после принятия в 1869 году Устава Московской биржи. В Уставе определялась структура Московского биржевого общества и фиксировались права и обязанности биржевого комитета и собрания выборных. Структура биржевого общества, согласно новому Уставу, была следующей: общее собрание членов биржевого общества, собрание выборных биржевого общества и биржевой комитет. Общее собрание членов биржевого общества избрало из своей среды выборных в числе 100 человек и 25 кандидатов. Избрание выборных было по сути единственной функцией общего собрания членов биржи. Собрание выборных биржевого общества обладало весьма широкими полномочиями, заведовало всеми делами общества. Не были забыты в Уставе и представительские функции биржевого общества. Согласно пункту 21 Устава Московской биржи “выборным биржевого общества представляется: 1) входить, куда следует, с ходатайствами о разрешении возникающих торговых и промышленных вопросов и нужд, равно как об устранении неудобств, происшедших от каких-либо последовавших по части торговли или промышленности распоряжений или узаконений; 2) предоставлять правительству всякого рода предположения, имеющие целью пользу и преуспеяние торговли и промышленности” [19]. Кроме того, выборные могли составлять из своей среды комиссии “для предварительного обсуждения отчетов и других дел, подлежащих рассмотрению выборных” [20]. Однако по всем обсуждаемым вопросам собрание выборных ограничивалось принятием решения — составлением приговора, выполнение же возлагалось на исполнительный орган — биржевой комитет. Комитет состоял из председателя и членов (старшин) в числе от трех до семи лиц. Ему принадлежало ближайшее заведование всеми делами биржи, ее хозяйственной частью, а также исполнение приговоров собрания выборных. К обязанностям биржевого комитета, кроме того, относились: 1) предоставление, по требованию начальства, а также других правительственных учреждений, сведений, справок и заключений по делам, касающимся торговли и промышленности; 2) представление правительству, по приговорам выборных биржевого общества, всякого рода предположений, имеющих целью пользу и преуспеяние какой-либо отрасли торговли или промышленности, равно как и ходатайств об устранении неудобств, проистекающих от каких-либо последовавших по части торговли или промышленности распоряжений или узаконений, а также и прекращении открывающихся по сим частям злоупотреблений” [21].

Устав Московской биржи был высочайше утвержден 20 марта 1870 года, и, таким образом, представительская деятельность Московского биржевого общества и биржевого комитета получили законодательную базу. “С этого времени, совпадавшего со значительным изменением характера торговой деятельности Москвы вообще, началась новая жизнь биржи, как организованного подлежащим образом учреждения — деятельность биржевого общества, как юридического лица, поставленного наряду со всеми другими существующими обществами и сословиями. Биржевое общество, в лице его выборных, начало входить в обсуждение различных вопросов, затрагивающих интересы торговли и промышленности, для представления по ним соображений своих на усмотрение начальства; правительство, ввиду возникновения разнообразных, касавшихся промышленности предположений, стало привлекать биржевое общество к участию к их разработке и требовать его заключений; многие из них, как из дела видно, получили утверждение, основательность некоторых других, хотя и не встретивших разрешения, была признана в последующих мероприятиях” [22]. Чтобы проиллюстрировать масштаб проводившейся Московским биржевым обществом представительной работы приведем следующие цифры: с 1868 по 1888 годы биржевым комитетом были обсуждены и получили затем “дальнейшее направление по принадлежности” 86 вопросов, касающихся торговли и промышленности, среди которых такие важнейшие как “О проекте преобразования торгового судопроизводства”, “О необходимости обязательной отчетности акционерных предприятий”, “О проекте положения для перевозки грузов по железным дорогам”, “О торговле с Китаем” и др. [23]. Помимо этого, еще 85 вопросов с 1870 по 1889 годы были рассмотрены в собрании выборных московского биржевого общества [24]. (Правда, следует учесть, что некоторые из них разбирались дважды — и в биржевом комитете, и на собрании выборных).

Формы отправления представительных функций биржевого комитета оставались стабильными все это время и не претерпели значительных изменений вплоть до начала XX века. Прежде всего это были ходатайства перед правительственными органами (в первую очередь перед министерством финансов, в ведении которого биржа и биржевое общество находилось до 1905 года, но в случае необходимости биржевой комитет имел право возбуждать ходатайства и перед другими министерствами и ведомствами), затем разного рода отзывы и поправки к правительственным законопроектам и распоряжениям. Кроме того, представители биржевого комитета принимали участие в различных ведомственных и межведомственных комиссиях, комитетах и совещаниях, созываемых правительством. Представители биржевого комитета входили также в состав Московского городского податного присутствия, учетного и ссудного комитета Московской конторы государственного банка. Инициатива обсуждения того или иного вопроса исходила, как правило, от правительства, присылавшего в биржевой комитет различные материалы для сведения и обсуждения и часто требовавшего отзывов, мнений и справок. От правительственных же учреждений обычно шли предложения биржевому комитету прислать своего представителя или представителей для участия в работах создаваемых совещаний и комиссий. Однако Московский биржевой комитет имел право рассматривать касающиеся торговли или промышленности вопросы по собственной инициативе, не дожидаясь соответствующего распоряжения сверху и достаточно часто этим правом пользовался. Кроме того, по Уставу Московской биржи, комитет был обязан “всякие предложения для пользы и облегчения торговли и промышленности, сделанные биржевому комитету письменно, не менее как пятью лицами из среды биржевого общества... представлять на обсуждение собрания выборных биржевого общества; дальнейшее же направление таковые дела должны получать согласно постановленным по ним со стороны выборных заключениям” [25]. Таким образом, члены биржевого общества также имели возможность инициировать рассмотрение интересующих их вопросов.

Говоря о представительных функциях Московского биржевого комитета, нельзя не упомянуть о том авторитете, которым пользовалась эта организация как в правительственных сферах, так и среди провинциального купечества. Правительство не могло не учитывать влияние, которое имел биржевой комитет в торгово-промышленной среде, а тот факт, что министерство финансов прислушивается к голосу московской биржи, еще больше увеличивало авторитет комитета. Приведем несколько высказываний министров финансов разных лет, подтверждающих признание министерством значения представительной деятельности московского биржевого общества. М.Х.Рейтерн при посещении в 1872 году московской биржи в ответ на выступление Н.А.Найденова, выразившего пожелание биржевого купечества иметь возможность обсуждать правительственные мероприятия и распоряжения по части торговли и промышленности, и влиять на них, заявил, что “купечество может быть уверено, что, доколе он будет министром, ни одна мера, касающаяся промышленности, не спадет на нее как снег на голову” [26]. С.А.Грейг в 1879 году подтвердил, что “он намерен всегда следовать примеру своего предшественника, М.Х.Рейтерна, и не предпринимать никаких крупных мер, касающихся торговли и промышленности без истребования мнений московского биржевого купечества” [27]. В том же духе высказывался при посещении московской биржи и И.Х.Бунге [28]. Конечно, не следует преувеличивать внимание, с которым относились в министерстве финансов к мнению московского биржевого общества, но вряд ли верно и совсем его отрицать.

Росту авторитета московского биржевого комитета в кругах провинциального купечества способствовало несколько факторов. Во-первых, активная представительная деятельность комитета привела к складыванию имиджа московского биржевого общества как защитника интересов не только буржуазии московского района, но и интересов торгово-промышленного класса вообще. Нетрудно убедиться, что выше приведенные вопросы, обсуждавшиеся в биржевом комитете или в собрании выборных, имели немалое значение для торгово-промышленной жизни страны в целом, и позиция биржевого комитета, пытавшегося повлиять на решение этих вопросов в благоприятном для предпринимателей смысле, объективно отражала интересы всего российского купечества.

Естественно, что Московский биржевой комитет в первую очередь старался оградить и упрочить позиции достаточно узкой региональной группировки — московских промышленников и торговцев, но зачастую, наряду с этим, отражал стремление всего российского купечества, поскольку рассматриваемые им вопросы касались промышленной жизни России в целом. Московский биржевой комитет являлся не только самой значительной представительной организацией в России, но и единственной, претендовавшей на представительство не узкорегиональных или отраслевых интересов, но и общих интересов и нужд торгово-промышленной жизни империи. В условиях отсутствия общеимперской представительной организации предпринимателей, московский биржевой комитет фактически выполнял ее роль, постольку, конечно, поскольку это не противоречило интересам московских деловых кругов. Однако в стране в это время существовало такое количество нерешенных или решенных неудовлетворительно для предпринимателей вопросов, касающихся торговли и промышленности, что оставалась возможность вести представительную работу, решая одновременно и региональные, и общероссийские задачи, поскольку эти задачи во многом совпадали.

Другим фактором, повышавшим престиж Московского биржевого комитета, был мощный подъем промышленности и торговли в Москве и Московском районе в 60-90 годы. Москва в это время была центром промышленной и торговой деятельности России. “В сущности, история московской промышленности есть история русской промышленности. Здесь, в Москве стояла ее колыбель” — отмечал в 1913 г. министр торговли и промышленности С.И.Тимашев [29]. Московская же биржа была центром московской деловой активности, и частичка ее авторитета как экономической организации перенеслась и на биржевой комитет.

Представительская деятельность Московского биржевого комитета в начале XX века

По сравнению с 60-ми и 90-ми годами XIX века, в начале XX века формы выполнения биржевым комитетом представительных функций мало изменились. По-прежнему на первом месте стояли отзывы на спускаемые правительством законопроекты, касающиеся торговли и промышленности, записки, мнения и ходатайства, предоставляемые биржевым комитетом в министерство финансов. По-прежнему широко привлекались представители Московского биржевого комитета в организуемые правительственными органами комиссии, комитеты и совещания. Однако, существовали некоторые особенности, характерные для представительской деятельности Московского биржевого комитета в начале XX века. Главной отличительной чертой являлось, пожалуй, прочно утвердившаяся практика обсуждения широкого круга вопросов в специальных комиссиях и комитетах, образованных биржевым комитетом. Некоторые, наиболее важные вопросы, могли рассматриваться затем и на собрании выборных биржевого общества и в биржевом комитете, но повседневная, текущая работа сосредотачивалась в комиссиях. Причем роль собрания выборных постепенно снижалась, в том плане, что все большее число вопросов рассматривалось в комиссиях, или, после подготовки в комиссиях, выносилось сразу на суд биржевого комитета, без обсуждения собранием выборных. Председателями комиссий обычно являлись члены биржевого комитета, в состав чаще всего входили выборные биржевого общества и уж во всяком случае члены общества, но приглашались люди и со стороны — различного рода специалисты — юристы, экономисты и т.п.

Текущая работа по обсуждению правительственных законопроектов, присылаемых в биржевой комитет министерством финансов для сведения и отзыва шла к постоянно действующей юридической комиссии. Участники комиссии делились на две группы: одних приглашали постоянно, других же, по свидетельству П.А.Бурышкина, “звали по данному случаю” [30]. Для суждений по конкретным вопросам приглашались обычно “виднейшие представители московской адвокатуры, специалисты по гражданским делам” [31]. Председательствовал в юридической комиссии П.П.Рябушинский. Работа комиссии отличалась тщательностью и даже скрупулезностью: рассматриваемые документы обсуждались весьма подробно, как правило, постатейно готовились справки, замечания, предложения о дополнениях и изменениях. Если решения юридической комиссии принимались не единогласно, а большинством голосов, то обязательно фиксировалось и мнение меньшинства. По результатам работы в комиссии готовились доклады, выносившиеся затем на обсуждение биржевого комитета. П.А.Бурышкин, постоянно участвовавший в работе юридической комиссии Московского биржевого комитета, а позднее, уже во время войны, председательствовавший в ней, отмечает, что “суждения бывали чрезвычайно содержательными и интересными” [32].

Юридическая комиссия выполняла основной объем работ по обсуждению планируемых правительством мер и мероприятий, касающихся торговли и промышленности, ибо именно у нее “обычно просили заключения по какому-нибудь вопросу в связи с тем или иным законопроектом” [33]. Однако, при Московском биржевом комитете существовали и другие комитеты и комиссии, исполнявшие в той или иной степени представительные функции. Железнодорожный комитет, страховая и банковская комиссии, комиссия по рабочему вопросу также участвовали в обсуждении законопроектов и действий правительства в соответствующих областях.

Большую активность проявлял комитет по железнодорожным делам, во главе которого стоял Ю.П.Гужон, а затем — Н.А.Куров. Работа комитета проходила в значительной степени обособленно от других комиссий при биржевом комитете. Как свидетельствует П.А.Бурышкин, Н.А.Куров совсем не считался с биржевым комитетом и признавал лишь его председателя [34]. По этому факту можно судить о высокой степени самостоятельности железнодорожного комитета. Комитетом поднимался широкий круг вопросов, связанных с железными дорогами — о частновладельческих подъездных путях, о московской кольцевой дороге, об ответственности железных дорог за задержку грузов, в связи с забастовками железнодорожных служащих и т.п. Большое место занимали проблемы тарифной политики. Успешной деятельности железнодорожного комитета способствовали компетентность и высокий авторитет его председателя — Н.А.Курова, к мнению которого “специалисты весьма прислушивались” [35]. Причем влияние Курова не ограничивалось Москвой — в переписке Совета Съездов представителей промышленности и торговли и Московского биржевого комитета неоднократно встречаются просьбы Совета Съездов прислать в С.-Петербург Н.А.Курова для обсуждения железнодорожных вопросов в Совете Съездов или в междуведомственных совещаниях.

Кроме постоянно действующих, существовали также комиссии, созданные специально для разработки отдельных вопросов, представлявших особую важность. Таковой была, например, комиссия по подоходному налогу, под руководством старшины биржевого комитета П.П.Рябушинского. В комиссии рассматривались существующая система промыслового налогообложения и планируемая правительством его реформа. О степени самостоятельности работ комиссии можно судить по тому факту, что доклад по итогам ее деятельности был сделан П.П.Рябушинским на II съезде представителей промышленности и торговли, без предварительного его обсуждения Московским биржевым комитетом.

Стоит отметить еще одну новую черту в представительной деятельности Московского биржевого общества в начале XX века. Стремясь придать больший вес своим выступлениям и достичь впечатления общероссийского характера своих требований, Московское биржевое общество становится инициатором созыва съезда или совещания с участием представителей провинциальной торговли и промышленности. Так, в 1904 году в Московский биржевой комитет поступило письмо за подписью 22-х выборных Московского биржевого общества с предложением созвать, для обсуждения готовящегося закона об обложении торговли и промышленности, совещание с приглашением представителей мясной и хлебной промышленности и “тех представителей крупной и мелкой промышленности, которые сего пожелают” [36]. Биржевой комитет возбудил соответствующее ходатайство перед министерством финансов, поддержанное провинциальными биржевыми комитетами, пожелавшими принять участие в вышеуказанном освещении. Министерство финансов не возражало против его проведения, однако назначило местом заседаний съезда не Москву, и С.-Петербург и отсрочило его созыв до окончания работ Совещания по пересмотру Положения о государственном промысловом налоге [37]. Интересно, что предложение министерства финансов о переносе места и срока созыва совещания было расценено и в Москве и в провинциальных биржевых комитетах как запрещение. Совещание так и не состоялось, однако сама идея его проведения весьма показательна [38].

Не может не встать вопрос об эффективности представительной деятельности Московского биржевого комитета в начале XX века. Несомненно, что в Петербурге прислушивались к мнению московских промышленников и считались с ним. Однако степень влияния деятелей из Московского биржевого комитета на конкретные правительственные законопроекты и мероприятия вряд ли нужно преувеличивать. Следует отметить, что правительственная деятельность биржевого комитета носила отпечаток случайности и зависимости от действий правительственных органов — в подавляющем большинстве случаев, как уже говорилось выше, вначале следовала какая-либо инициатива со стороны правительства — готовился ли законопроект, созывалось ли какое-либо совещание, — и лишь после этого начиналась работа в биржевом комитете. “Редко бывали проявления собственной инициативы, — вспоминает П.А.Бурышкин, — но по большей части — “отзывы”, “замечания”, “поправки”, но реже — “переработки” представленного проекта» [39].

Таким образом, представительная деятельность биржевого комитета не имела ни планомерности, ни особой последовательности, ограничиваясь в основном попытками отразить действительные или мнимые ущемления интересов предпринимателей во вновь принимаемых законах. До обсуждения более глобальных вопросов Московский биржевой комитет не поднимался. “Говорили о торговых палатах, о тарифной политике, о регулировании сахарной промышленности, о пересмотре положения и промысловом налоге, но не ставили вопросов о том, что нужно для развития производительных сил страны и роста русского народного хозяйства” [40]. Основные направления экономической политики России стали темой для обсуждения лишь после создания общероссийской представительной организации буржуазии — съездов представителей промышленности и торговли — и то этот вопрос попал в повестку дня только третьего съезда в мае 1908 г. И лишь в 1913 году А.И.Коновалов в своей знаменитой речи в Государственной Думе заявил в полный голос, что для полноценного развития русской промышленности необходимы коренные изменения в политической и социальной жизни страны. Но понимали это многие и ранее, и именно поэтому не возбуждались, отчасти, в Московском биржевом комитете, да и в других предпринимательских организациях вопросы общего порядка — ответы знали заранее и понимали бесперспективность и бесплодность обсуждения глобальных проблем.

Что касается положения Московского биржевого комитета среди других предпринимательских организаций, его авторитета в торгово-промышленных кругах, то к началу XX века, хотя он и сохранил еще свое лидирующее положение как крупнейшее представительное учреждение, однако его влияние стало заметно падать. Связано это прежде всего с тем, что в чисто хозяйственном смысле Москва все более и более теряла роль общепризнанного центра экономической жизни страны. Бурный рост промышленности в различных районах России привел к тому, что буржуазия юга России, Царства Польского, Бакинского и Северного промышленного и других районов, стремилась самостоятельно отстаивать свои интересы, и, самое главное, получала возможность это делать, опираясь на экономическую мощь своих предприятий и на созданные отраслевые и региональные объединения промышленников. Московский биржевой комитет сохранил значительное влияние на провинциальные биржевые комитеты, тогда как многочисленные и разнообразные организации, объединяющие промышленников (Съезда горнопромышленников Урала, Юга России, Царства Польского, Съезды золото- и платинопромышленников, Съезды нефтепромышленников и т.д.) стремились проводить и отстаивать собственную линию. Обострившиеся во время кризиса начала XX века межотраслевые и межрегиональные противоречия усугубили разногласия между организациями крупных промышленников и биржевыми комитетами, объединявшими, как правило, представителей торговли и фабрикантов, производивших биржевой товар — т.е. легкую и пищевую отрасли. Авторитет и влияние новых предпринимательских организаций быстро росли, их голос раздавался в начале XX века все громче и решительней. Стремясь вернуть Московскому биржевому комитету былой авторитет в торгово-промышленных кругах и еще более упрочить его влияние, группа молодых московских промышленников, начавших активно действовать на общественном поприще около 1905 года, выдвигают идею создания общероссийской предпринимательской организации, предполагая, что Московский биржевой комитет будет не только инициатором ее образования, но и ее лидером.

Заключение

Описанные выше организации представляют собой, конечно же, далеко не весь спектр московских представительных органов торгово-промышленного класса. В Москве и Московском районе действовало в разное время еще немало различных объединений предпринимателей в той или иной степени выполняющих представительные функции: Общество Фабрикантов и Заводчиков Центрального Промышленного района, Биржевые Комитеты специализированных бирж, Территориально-отраслевые организации и т.д. Но для выявления тенденций образования представительных организаций торгово-промышленного класса Московская купеческая управа, Московское Отделение Совета Торговли и Мануфактур и Московский Биржевой комитет являются наиболее яркими и характерными примерами.

Московское Отделение Совета Торговли и Мануфактур — пример органа, созданного сверху, по инициативе правительства. Именно его зависимость от Министерства Финансов, отсутствие выборного начала в формировании его руководства послужили причиной его небольшого авторитета в торгово-промышленной среде и низкой эффективности в выполнении возложенных на него функций.

Московская купеческая управа — организация сословно замкнутая, оказалась неспособна приспособиться к новым условиям и практически перестала к началу XX века вести активную представительную работу.

Примером тенденции создания представительных организаций снизу служит присвоение Московским Биржевым комитетом представительных функций. Следует подчеркнуть, что Биржевой комитет создавался для заведования биржевой торговлей и делами биржи и лишь затем, по инициативе именно самих членов биржевого общества начал представлять перед правительством их интересы, причем, до утверждения в 1870 г. Устава биржи делал это фактически без законных оснований. И именно потому, что эта работа комитета велась по инициативе самих предпринимателей и от их лица ими же избираемыми и контролируемыми представителями, Биржевой комитет имел гораздо больший, чем другие организации, авторитет как среди торговцев и промышленников, так и у правительства.


1. Московский Биржевой Комитет. О введении торгово-промышленных палат в России. М., 1911. С. 1.

2. Там же.

3. Торжественное собрание выборных московского купеческого сословия. 30 ноября 1913 г. М., 1913. С. 48.

4. Торжественное собрание выборных Московского Купеческого Общества 30 ноября 1913 г. М., 1913. С. 47.

5. Рабенек Л. Москва и ее “хозяева” // Возрождение. 1960. № 5. С. 103.

6. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1991. С. 240.

7. Там же. С. 240.

8. РГИА. ф. 150, оп. 1, д. 374, л. 2.

9. Бурышкин П.А. Ук. соч. С. 239.

10. Нисселович Л.Н. О торгово-промышленных представительных учреждениях. СПб., 1882.

11. Устав о промышленности. Ст. 2. Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1887.

12. Нисселович Л.Н. Торгово-промышленные совещательные учреждения. СПб., 1887. С. 39.

13. Он же. О торговопромышленных представительных учреждениях. СПб., 1882. С. 12.

14. Вольский А.А. Представительство русской промышленности и торговли в настоящем и основы представительства необходимого в ближайшем будущем. Доклад на первом Съезде Союза промышленных и торговых предприятий Российской империи. С. 7.

15. Московская биржа. 1839-1889. М., 1889. С. 1.

16. История Московского купеческого общества 1863-1914. Т. 2. Вып. 1. М., 1916. С. 634.

17. Московская биржа. 1839-1889. С. 17.

18. История Московского купеческого общества. Т. 2. Вып. 1. С. 677.

19. Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. II. Устав торговый. Приложение IV в ст. 592. Устав Московской биржи. Ст. 21.

20. Там же. Ст. 24.

21. Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. II. Устав Московской биржи. Ст. 39.

22. Московская биржа 1839-1889. С. 18.

23. Там же. С. 29-31.

24. Там же. С. 60-64.

25. Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. II. Устав Московской биржи. Ст. 42.

26. Московская биржа 1839-1889. С. 77.

27. Там же.

28. Там же. С. 78.

29. Торжественное заседание выборных московского купеческого общества. 1913. М., 1913. С. 47.

30. Бурышкин П.А. Ук. соч. С. 225.

31. Там же.

32. Там же.

33. Там же.

34. Там же. С. 230.

35. Там же.

36. ЦИАМ. ф. 143, оп. 1, е.х. 231, л. 1.

37. Там же. л. 14.

38. См.: Письмо Елецкого биржевого комитета в Московский биржевойкомитет. ЦИАМ. ф. 143, оп. 1, е.х. 231, л. 26.

39. Бурышкин П.А. Ук. соч. С. 232-233.

40. Там же. С. 233.

 Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 9-10 (16-17) | Парламентаризм в России и за рубежом | Представительные организации Московской буржуазии

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх