новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 9-10 (16-17) | Содружество | Проблемы конституционного права в странах СНГ

А.П.Любимов

ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА В СТРАНАХ СНГ

Два года подряд в Киргизской республике проходили выборы. В 1994 году началась подготовка выборов в парламент республики. На каждое из 105 мест в парламенте претендовало от 14 до 20 кандидатов в депутаты, среди которых 161 представитель 12 официально зарегистрированных партий.

Выборам в новый парламент Киргизии предшествовал самороспуск парламента 22 сентября 1994 года.

Нынешний новый парламент — Жогорку Кенеш Киргизской республики состоит из двух палат — Законодательного собрания и Собрания народных представителей. Соответственно, в одной палате 35 депутатов, а в другой — 70.

Несмотря на то, что официальные государственные органы предприняли попытку претворить в жизнь демократические процедуры по организации и проведению выборов в парламент республики, наблюдатели отметили некоторые недостатки. В частности: просветительская работа среди населения была организована слабо, поскольку оказалось, что избиратели “терялись” и не могли принять решение, столкнувшись с различными видами бюллетеней и множеством кандидатов; повсеместно было замечено семейное голосование, когда за всю семью голосовал один представитель; имелись недостатки в процедуре регистрации избирателей и кандидатов в депутаты; процедура подсчета на некоторых избирательных участках проходила небрежно и не профессионально; отсутствовал должный контроль за финансированием.

На наш взгляд, все перечисленные недостатки были возможны из-за отсутствия соответствующего стабильного законодательства о выборах в Парламент Киргизии.

Выборы Президента Киргизской республики прошли 24 декабря 1995 года на более подготовленной правовой базе.

В закон о выборах Президента от 31 августа 1991 года были внесены изменения и дополнения от 29.09.95 и 05.10.95, которыми предусматривалось, что при подготовке и проведении выборов Президента Киргизской республики используется государственный язык и язык межнационального общения, а выборы назначаются Законодательным собранием и Собранием народных представителей Жогорку Кенеша Киргизской республики. Таким образом, для того, чтобы назначить выборы, необходимы были постановления обеих палат.

Закон о выборах Президента был дополнен также статьями об основах предвыборной агитации и об ответственности за нарушения законодательства о выборах Президента Киргизской республики.

Кроме того, были приняты различные инструкции Центральной комиссией по выборам и проведению референдумов по вопросам организации и проведения выборов Президента республики.

Президентами Киргизской республики пожелали стать сначала 14 кандидатов, а подтвердить это сумели всего лишь 6 претендентов. Не прошли те, которые не смогли собрать 50 тысяч подписей избирателей, пропорционально численности избирателей в регионах, для того, чтобы Центральная избирательная комиссия зарегистрировала их в качестве кандидатов на пост Президента. Между тем, такой способ ограничения (пропорциональный сбор подписей избирателей) числа претендентов не предусмотрен ни Конституцией республики, ни законом о выборах. Данное ограничение было введено Центральной избирательной комиссией при поддержке парламента. На то, чтобы полноценно оспорить правомочность этой меры, у претендентов было мало времени. Те, кто хотели найти на этот вопрос ответ в суде, понимали, что они могут столкнуться с негативным к ним отношением со стороны Центральной избирательной комиссии. Однако, желающие все равно нашлись и не только по этому вопросу.

В преддверии дня голосования прошли три судебных разбирательства в Конституционном и Верховном судах Киргизской республики.

В хронологическом и содержательном порядке это выглядело так.

Во-первых, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Киргизской республики рассмотрела в открытом заседании в г. Бишкеке 13 декабря 1995 года дело по заявлению Генерального Прокурора Киргизской республики об исключении подписей из подписных листов в поддержку претендентов Д.Амамбаева, М.Айболаева, О.Текабаева, дающих основание на регистрацию кандидатов в Президенты Киргизской республики и признании недействительными постановлений Центральной избирательной комиссии по выборам и проведению референдумов о регистрации кандидатами в Президенты Киргизской республики Д.Амамбаева, М.Айболаева, О.Текебаева и регистрации их доверенных лиц.

Исследовав собранные по делу материалы, судебная коллегия решила заявление Прокурора удовлетворить и исключить из подписных листов, поданных в поддержку указанных кандидатов в Президенты Киргизской республики определенное количество подписей.

На этом основании судебная коллегия Верховного Суда признала постановления Центральной комиссии по выборам и референдумам о регистрации данных кандидатов в Президенты не действительными. Решение было окончательным, обжалованию в кассационном порядке не подлежало и вступило в законную силу немедленно после провозглашения.

Таким образом, поводом для снятия этих кандидатур послужил протест Генерального Прокурора республики.

Во-вторых, Конституционный Суд Киргизской республики рассмотрел 22 декабря 1995 года представление Чуйского областного Кенеша от 12 декабря 1995 года о признании неконституционными постановлений Жогорку Кенеша Киргизской республики от 21 ноября 1995 года “О проведении референдума (всенародного голосования) по внесению изменений и дополнений в Конституцию Киргизской республики о единой судебной власти” и от 23.11.1995 года “Об организационно-финансовых мерах по проведению референдума в Киргизской республике”.

При этом, судом было установлено, что, принимая указанные постановления, парламент республики допустил расхождение с Конституцией, проигнорировав положение, предписывающее, что референдум может быть проведен в порядке, установленном Законом “О референдуме”, который, в свою очередь, содержит определенную сумму требований, направленных на обеспечение законности, демократичности всенародного голосования, повсеместного и инициативного участия в работе по подготовке и проведению референдума местных представительных органов — областных, Бишкекского городского, районных и городских кенешей, контроля с их стороны за процессом подготовительной работы и при проведении всенародного голосования. Кроме этого, статьи 19-23, 25, 26, 31-36, Закона “О референдуме”, от 28 июня 1991 года предписывают однозначный, безальтернативный порядок образования областных, Бишкекской городской и участковых комиссий референдума из числа граждан, выдвинутых областными, районными, городскими общественными, общественно-политическими организациями и массовыми движениями, а также общими собраниями трудовых коллективов, их советами, органами территориального и общественного самоуправления населения, собраниями граждан по месту жительства.

Постановления парламента содержали предписания Центризбиркому провести организацию и проведению референдума (всенародного голосования) с использованием окружных и участковых избирательных комиссий, образованных для выборов Президента Киргизской республики. Принципы же образования окружных и участковых избирательных комиссий по выборам Президента имеют совершенно иную правовую основу и участия местных кенешей в этом процессе не предусматривают.

Таким образом, постановления парламента, имеющие нормативный, но, вместе с тем, подзаконный характер, вторглись в сферу законодательного регулирования, в том числе нарушив конституционное требование о недопустимости подмены местного самоуправления, составляющее одну из основ конституционного строя республики, установленное статьями 91-95 Конституции Киргизской республики, и которое не может быть ограничено органами государственной власти. Вместе с этим, Парламент республики постановлениями о назначении и проведении референдума нарушил и пункт 1 статьи 7 Конституции Киргизской республики, закрепляющий принцип разделения государственной власти и местного самоуправления.

Исходя из названных и других аргументов, Конституционный суд республики решил признать указанные постановления парламента неконституционными.

В-третьих, Конституционный суд своим решением от 23 декабря 1995 года признал конституционным постановление Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов от 10 ноября 1995 года № 4 “О порядке и сроках сбора подписей граждан в поддержку выдвигаемого кандидата в Президенты Киргизской республики”, в котором установлен сбор подписей в поддержку выдвигаемого кандидата по регионам, пропорционально количеству избирателей, а требования претендентов на пост Президента Киргизской республики О.Текебаева и М.Айбалаева, изложенные в их заявлениях о признании неконституционным постановление Центризбиркома оставил без удовлетворения.

Не вдаваясь в более детальный анализ содержания указанных решений третьей ветви власти Киргизской республики, следует констатировать тот факт, что официальные государственные должностные лица и органы пытаются разрешить отдельные возникшие правовые коллизии в судебном порядке и это является важным положительным фактором развития правового государства.

Относительно самого дня выборов Президента (голосования), то наблюдателями были выявлены хронические нарушения, которые имели место и на парламентских выборах. К числу нарушений следует отнести следующие замечания:

— на некоторых избирательных участках находились агитационные материалы, в виде портретов кандидатов в Президенты Киргизской республики;

— семейное голосование, когда одни или двое членов семьи приносили паспорта и просили дать разрешение голосовать за своих членов семьи;

— при организации и проведении выборов совершенно выпал вопрос финансирования, который должен был быть под пристальным вниманием и контролем Центризбиркома.

Кроме этого, представители Славянского университета и фонда, Казачьего центра, а также другие представители славянской диаспоры Киргизии высказывали мнение, что в основном они оказали поддержку на выборах ныне действующему Президенту Киргизии за ту работу и политику, которую он ведет по сохранению межнационального согласия по отношению к русско-говорящему населению. В то же время они отметили, что Киргизская республика и высшие государственные должностные лица, которых поддержала славянская диаспора на парламентских и президентских выборах, несут ответственность за обеспечение всего комплекса гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав русско-говорящих граждан и славянской диаспоры в целом. Судить о их работе будут по конкретным делам. Голосовать на следующих выборах будут за тех, кто себя зарекомендовал не на словах, а на деле.

Сегодня политика направлена на предотвращение массового исхода наших соотечественников, давно осевших за пределами своей исторической родины, из Киргизской республики.

Такая политика должна сохраниться, ибо россияне вправе оставаться в тех государствах, где они родились или проживают в течение многих лет.

 Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 9-10 (16-17) | Содружество | Проблемы конституционного права в странах СНГ

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх