новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 8 (15) | Парламентаризм в России и за рубежом | Исторический опыт развития конституционализма в России


Е.В.Деркач

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В РОССИИ.

(Деятельность партии кадетов в I Государственной Думе)

Актуальный смысл современных исследований, посвященных проблеме российского конституционализма и парламентаризма, связан не только с характерными для настоящего времени использованием полузабытой политической терминологии и попытками реализации целого ряда политических символов. Даже учитывая очевидную условность исторических аналогий, нельзя не заметить, что “перерыву постепенности” в развитии российских представительных институтов соответствует определенная “логика преемственности”, делающая ретроспективный анализ достаточно продуктивным.

Изучение опыта российского конституционализма показывает, что наиболее реальные шансы мирной трансформации России по парламентскому пути обозначились в 1905-06 годах, в период подготовки и деятельности 1-ой Государственной Думы. В ее работе принимало участие более десятка партий и групп, однако возможность политического успеха в сочетании идей конституционализма и традиционной монархической власти связывалось прежде всего с конституционно-демократической партией. Государственная Дума объективно давала возможность перевода социального направления, возникшего в ходе революции, в рамки легальной законодательной деятельности, призванной разрешить критические проблемы Российского государства. Можно с уверенностью сказать, что значение Думы, как органа народного представительства, заключается в том, что помимо самодержавия и революции существовала еще и третья сила, нашедшая в Госдуарственной Думе свое воплощение, пытавшаяся опереться на представительную власть и открыть путь реформам. Ведущая роль в Думе принадлежала кадетам, которым победа на выборах позволила активно влиять на деятельность органа народного представительства и определять ее законодательный и политический облик.

Партия конституционных демократов проявила исключительную активность при подготовке и открытии 1-й Государственной Думы. Накануне открытия Думы состоялось очередное заседание ЦК партии (8-9 апреля 1906 г.) [1], на котором был заслушан доклад М.М.Винавера на тему о том, какова должна быть должность членов кадетской партии в Думе. (Затем к докладу были сделаны дополнительные разъяснения И.И.Петрункевичем и В.М.Гессеном.) После продолжения обсуждения доклада, — как явстует из стенограммы, — Комитетом большинства голосов было признано, что независимо от адреса в виде ответа на тронную речь, если таковая будет, или декларация, в которой должны быть отчетливо указаны те важнейшие неотложные вопросы, которыми Дума признает себя обязанной заняться прежде всего, необходимо предложить на обсуждение Думы от имени наших представителей ряд законопроектов, из числа которых разработаны уже в настоящее время: избирательный закон (на основах всеобщего избирательного права, равного, прямого и тайного, и тайного без различия пола, вероисповедания и национальности), закон о свободах и законопроект по аграрному вопросу, который будет разработан на аграрном совещании 17 и 18 апреля в Москве [2].

К числу вопросов, по которым нужно подготовить законопроекты, ЦК отнес следующие [3]:

— вопрос о преобразовании городские учреждения в земские (для чего была избрана комиссия в составе И.И.Петрункевича, Ф.И.Родичева, Ф.Ф.Кокошкина, В.М.Гессена и Н.Н.Черненкова);

— об отмене сословных привелегий и об упразднении земских начальников (те же и А.А.Корнилов);

— об отмене смертной казни и об отмене юрисдикции военных судов по общим преступлениям;

— об отмене исключительных законов об усилении и чрезвычайной охране;

— о некоторых неотложных изменениях в уголовном законодательстве, о восстановлении в полной силе суда присяжных;

— об основных правах граждан.

Для разрешения вопросов четырех последних категорий была выбрана комиссия в составе С.А.Муромцева, В.Д.Набокова, М.М.Винавера, И.В. и В.М.Гессенов и А.И.Каминки. Вопрос об амнистии был передан на заключение в особую комиссию в составе В.Д.Набокова, И.В.Гессена, Л.И.Петраржицкого [4].

Таким образом, законотворческий облик партии кадетов сформировался еще до того, как было открыто первое заседание Государственной Думы, в которую КДП шла с уже готовой программой действий. Практическая деятельность КДП в 1-ой Государственной Думе наглядно продемонстрировала ее силу в том, что касается интеллектуальной разработки и анализа ключевых вопросов законодательной реформы.

Депутаты от кадетской партии в Думе

К началу своей работы Государственная Дума состояла из 448 депутатов, из них к кадетской фракции принадлежало 153 человека [5]. В трудовой группе было 107 человек. Представители национальных групп насчитывали 63 человека. Правые числились в беспартийных — 50 человек. Октябристов было 13 человек. Впоследствии число депутатов увеличилось до 499, из которых кадетов было 161, трудовиков — 97, социал-демократов — 17, автополистов — 70, прогрессистов — 14. Изменения расстановки политических сил в Думе вполне объяснимы. За два месяца, октябристская часть в Думе практически растаяла и члены этой партии, так и не образовавшие отдельную партию, перешли в “партию демократических реформ”, “мирного обновления” и даже к кадетам. К 20 июня 1906 года численный и социально-партийный состав Думы характеризовался следующими данными:

№№

Название партии

Количество

депутатов

1

Конституционно-демократическая партия

179

2

Трудовая группа

94

3

Социал-демократическая партия

17

4

Польское коло (?)

32

5

Беспартийные автополисты

12

6

Партия демократических реформ

6

7

Партия мирного обновления

26

8

Прогрессисты

12

9

Беспартийные

12

10

Прочие

34


Более 314 человек из общего числа членов Думы имели средний возраст около 40 лет, средний возраст кадетов 41 год. Общий уровень образования депутатов Думы можно оценить как “выше среднего”. В целом высшее и среднее образование из общего числа депутатов Думы имели 57,9 процента, кадетская партия по степени образованности превышает данные по всей Думе. Так, из общего числа профессоров (10) — 9 принадлежало к кадетской фракции, а из общего состава партии кадетов в Думе люди умственного труда составляли 70,1 процента, люди, живущие на доходы с торговли и промышленности — 20,8 процента, люди, занимающиеся функциями труда — 9,14 процента. Эти данные выведены на основании анализа партии по профессиональной принадлежности ее членов. Победу кадетов на выборах предопределило их ведущее положение в Думе. Из состава кадетской фракции были избраны: председатель Думы — С.А.Муромцев, два заместителя председателя — князь П.Д.Долгоруков и профессор Н.А.Гредескул, секретарем был избран князь Д.И.Исаковский. (В Госархиве Российской Федерации в именном фонде С.А.Муромцева сохранилась запись по подсчетам голосов при баллотировке по выборам председателя и президиума 1-ой Государственной Думы, произведенная князем Н.И.Долгоруковым. С.А.Муромцев получил 115 голосов, Долгоруков П.Д. — 93, Исаковский Д.И. — 82. Кроме того, рейтинг кадетов прекрасно иллюстрирует результаты В.Д.Набокова, получившего 62 голоса, в списке кандидатов находится и Ф.Ф.Кокошкин — 23 голоса) [6]. Помимо этого из 22 руководителей постоянных и временных думских комитетов кадетов было 16. Члены “партии народной свободы” являлись председателями в постоянных и 15-ти временных комиссиях.

Это делало их в значительной мере ответственными за проведение Думой определенного политического курса. Кадетская фракция по существу стала первой настоящей фракцией в Думе. Председателем фракции являлся И.И.Петрункевич, заместителем председателя — М.М.Винавер. В Комитет фракции входили видные лидеры партии — Ф.Ф.Кокошкин, В.Д.Набоков, Ф.И.Родичев.

Что же касается классового состава фракции, то он отличается от партии в целом. 60 процентов фракции составляли дворяне. Во фракцию входили 10 торговцев, 4 промышленника, 4 священника, 47 представителей интеллигенции, 8 домовладельцев, 11 чиновников, 10 крестьян и 2 казака [7].

Положение кадетской фракции в Думе не только открывало перед последними широкие возможности, но и накладывало большую меру ответственности за последствия каждого политического шага. Преддумская аналитическая работа позволила кадетам сразу выступить с рядом основополагающих законопроектов, в которых высказывались их взгляды на социально-экономическое и политическое реформирование Российской империи.


Законодательные проекты

Реконструкцию законодательных инициатив кадетов, в которых их воззрения получили достаточное освещение, целесообразно, на наш взгляд, проводить по нескольким основным направлениям, ключевым из которых являлся аграрный вопрос.

1. Аграрный вопрос. Аграрной проблеме кадеты уделяли очень много внимания. Если в программе КДП, принятой на учредительном съезде, раздел, касающийся аграрного законодательства, достаточно краток, то впоследствии аграрный законопроект был разработан кадетами более детально. О деятельности КДП в Думе в направлении разработки земельной реформы позволяет судить целый ряд источников:

1) Проект закона “О мерах к расширению и улучшению крестьянского землепользования”, внесенный кадетской фракцией в Государственную Думу [8];

2) Объяснительная записка по проекту закона о мерах по расширению и улучшению крестьянского землевладения [9];

3) Проект аграрной реформы, внесенный членом кадетской партии и фракции А.В.Васильевым [10];

4) Общие положения аграрной реформы, принятые аграрной комиссией кадетской фракции [11];

5) Заявление 42-х членов партии “Народной свободы” по аграрному вопросу, внесенное на рассмотрение Государственной Думы 8 мая 1906 года [12].

Во введении к проекту закона “О мерах к расширению и улучшению крестьянского землепользования” отмечается, что “содействие правительства к приобретению закона на основании настоящего закона оказывается тем крестьянам и лицам других сословий, по своему быту не отличающихся от крестьян, для которых земледелие составляет основной источник средств к жизни и притом — лишь в мере действительной необходимости в видах удовлетворения насущных потребностей. Содействие это оказывается через Главный Земельный Комитет и губернские и уездные земельные комиссии” [13].

Кроме того, на те же учреждения возлагались дополнительные обязанности:

а) устранение чрезполосности крестьянских надельных земель с прилегающими владениями, общности пользования крестьян с частными владельцами и недостатков в расположении и очертации крестьянских наделов;

б) направление операций Крестьянского Поземельного Банка по содействию покупкам земель у частных владельцев теми крестьянами, которые не пользуются содействием правительства... [14].

В отделе 1 проекта (п. 4) определялись предельные размеры расширения крестьянского землевладения, которые должны были устанавливаться “по соображению с наличными, в каждой местности, запасами казенных удельных и частновладельческих земель, с качеством земель и с местными условиями крестьянского хозяйства” [15], но не могли превышать, “даже для местностей с наибольшими запасами земли, высших, в каждой уезде, размеров высшего или указанного надела по местным положениям 19 февраля 1816 г.” [16].

Ограничение размеров крестьянских землевладений по существу означало более длительную (некоторой аналогией которой может служить известный “прусский путь”) земельную реформу, рассчитанную на несколько этапов.

Глава II проекта (п. 8) устанавливала, что для расширения землевладения крестьян обращаются прежде всего ближайшие к ним земли “из коих в первую очередь казенные и удельные, а также земли различных ведомств, монастырей, городских обществ и иных учреждений “за недостатком же их — земли частных владельцев всех сословий” [17]. Более того, п. 15 гласил: “Земли, на которых владельцами не ведется хозяйство за собственный счет могут подлежить принудительному отчуждению...” [18].

Имущественные права землепользователей и землевладельцев регулировались в главе IV: “Земли, приобретенные на основании настоящего закона, признаются собственностью приобретателей, причем, однако, недра этих земель остаются в распоряжении правительства” [19].

Особое место в проекте занимает отдел V “Об учреждениях по части расширения и улучшения крестьянского землевладения”. Кадеты прекрасно осознавали важность того, как и кем будут проводиться на практике требования аграрного законодательства. Статья 61 возлагает практическую работу на Главный Земельный Комитет, который должен состоять под председательством Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием [20] и в составе которого должны находиться Управляющий Крестьянским Поземельным Банком, по одному представителю от Главного Управления Землеустройства и Земледелия, от Министерства финансов, Юстиции, Внутренних дел и Главного Управления Уделов по назначению Главных начальников этих ведомств [21]. К вышеперечисленным лицам прибавлялись избранные “Государственной Думой, по ее усмотрению, из своей среды или из числа не входящих в состав ее лиц, известных своими знаниями и опытностью по вопросам землеустройства” [22].

Для обеспечения влияния Думы на действия Главного Земельного Комитета предусматривалось, что члены его от Государственной Думы “избираются в числе, равном числу правительственных членов, на срок, определяемый самой Думой” [23]. Данный проект сопровождался Объяснительной запиской, констатирующей, что необходимость в решительных мерах к расширению крестьянского землевладения отчетливо осознается в настоящее время всеми общественными кругами и всеми партиями, в особенности же самим народом...” [24]. Как уже подчеркивалось, кадеты не считали необходимым немедленное и полномасштабное проведение радикальной аграрной реформы. Справедливо отвечая, что по существующему реестру земли может не хватить для наделов по 40-50 десятин, кадеты считали, что “предстоящая земельная реформа должна быть поставлена в гораздо более узкие рамки, чем обеспечение всего крестьянского населения землею по нормам местных положений 19 февраля 1861 г.” [25].

Вместе с тем подчеркивается в “Объяснительной записке”, что необходимо самое тщательное внимание к интересам общей и сельскохозяйственной культуре, настоятельно требующим сохранения в стране значительной площади частности землевладения.

“Поэтому целью реформ следует поставить отнюдь не всеобщее дополнительное наделение, а лишь устранение случаев редкого малоземелья среди того частноземледельческого населения, которое не нашло исхода из своей земельной нужды в подземледельческих заработках и в интенсификации своего хозяйства...” [26].

Постепенность, как основа аграрной реформы, выражена и в проекте, внесенном членом Кадетской партии и фракции А.В.Васильевым. Постепенный переход земли в собственность всего русского народа и в пользование населения на трудовом начале означал, по мнению А.В.Васильева, постепенное осуществление двух основных идей русского народного правосознания: 1) свободы земли от права собственности; 2) право всякого человека приложить свой труд на земле [27].

Проект Васильева, как мы видим, отличается большим радикализмом в вопросе собственности на землю. Для ускорения перехода частновладельческих земель в собственность народа предлагалось установить на них, кроме обложения на нужды волости и земства, государственный прогрессивный поземельный налог; предоставить государству преимущественные права при всякой продаже земли приобрести ее в свой земельный фонд по справедливой оценке, а также право “экспроприации земель, служащих орудием закабаления трудящихся соседей или необходимых для удовлетворения острой нужды соседнего населения в земле” [28].

Различные проекты аграрного законодательства были резюмированы в предложениях фракции кадетов, внесенных в 1 Государственную Думу (так называемый проект 42-х). Под этим предложением, в частности, стояли подписи кн. П.Долгорукова, М.Герценштейна, Д.Протопова, М.Петрункевича, Д.Шаховского. “Проект 42-х” был внесен 8 мая 1906 г. “Государственная Дума, — говорилось в нем, — в своем последнем заседании признала, что она “не исполнила бы своего долга, если бы она не выработала закона” для удовлетворения острой земельной нужды трудового крестьянства путем обращения на этот предмет земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного отчуждения земель частновладельческих” [29].

Обсуждение аграрного законопроекта продолжилось на заседаниях Думы с 15 мая по 5 июня и только затем согласованный вариант был передан в комиссию [30], так и оставшись неосуществленным из-за последовавшего вскоре роспуска Государственной Думы.

2. Обеспечение основных конституционных прав граждан — еще одно важнейшее направление землетворчества кадетской партии и ее фракции в Государственной Думе. Еще в октябре 1905 года в программе партии декларировались основные права граждан: “Все российские граждане, без различия пола, вероисповедания и национальности “равны перед законом”. Каждому гражданину должны быть обеспечены свобода совести и вероисповедания, свобода союзов, собраний и т.д.

Особое внимание конституционные демократы уделяли свободе слова и печати, фундаментальной, по их мнению, конституционной норме демократического государства: “Каждый волен высказывать устно и письменно свои мысли, а равно обнародовать их и распространять путем печати или иным способом. Цензура, как общая, так и специальная, как бы она ни называлась, упраздняется и не может быть восстановлена”.

Программные установки “Партии народной свободы” были развиты в соответствующем тексте законопроекта о печати, внесенного партийной фракцией в 1-ую Государственную Думу. 1 раздел законопроекта “О свободе печати” декларировал: “Печать свободна. Цензура отменяется безусловно и навсегда. Свобода печати подлежит только тем ограничениям, которые установлены настоящим законом” [31].

2 раздел законопроекта закреплял правило, по которому никакие взыскания за нарушение закона о печати не могут налагаться иначе, как в судебном порядке: “Преступные деяния, совершенные путем печати, за исключением дел, преследуемых в порядке частного обвинения, или не иначе, как по жалобам, сообщениями или объявлениям потерпевшего, подлежат ведению суда присяжных” [32]. Всякое произведение печати, за исключением запрещенных приговором суда, должно было подлежать свободному обращению в стране и беспрепятственному распространению [33].

Раздел 3, посвященный законодательному регулированию выпуска повременных изданий, наделял последние юридической защитой: “Повременные издания не могут быть приостанавливаемы или запрещены ни в административном, ни в судебном порядке” [34].

В связи с этим необходимо отметить, что ряд требований кадетской партии о свободе печати уже практически содержались в Высочайших законодательных актах того времени. Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату от 26 апреля 1906 года “О временных правилах для неповременной печати” повелевалось: “Предварительную цензуру, как общую, так и духовную выходящих в империи неповременных изданий, а равно помещаемых в этих изданиях и выпускаемых отдельными листами эстампов, рисунков и других изображений, отменить” [35].

Еще ранее в Свод основных государственных законов была внесена поправка (ст. 37, глава 8), согласно которой “каждый может в пределах, установленных законом, высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путем печати или иными способами” [36].

Однако, несмотря на отмену цензуры для неповременной и повременной печати [37], сохранялась возможность приостановки повременного издания до решения суда. Это правило сохраняло свою актуальность и в 1906 году, кадеты же требовали полной отмены любых ограничений для повременной печати. Тем не менее, ряд законодательных актов правительства создавал реальную почву для сотрудничества с Государственной Думой, на что и рассчитывали депутаты от “партии народной свободы”, реализуя свои законодательные инициативы.

3. Наконец, кадеты внесли ряд законопроектов частного характера (Об амнистии, о свободе собраний и др.). В них представления членов партии и фракции на политико-государственную эволюцию Российской империи отражали и политическую эволюцию самой партии.


Кадетская тактика в Думе

Первым серьезным политическим действием Думы можно считать составление известного ответного “Адреса” на речь Государя перед депутатами. Адрес был готов к 1 мая и четыре дня длились прения в Думе, прежде чем он был принят. Адрес Думы — это изложение требований и программ законодательной деятельности: “Прежде всего освободить Россию от действий чрезвычайных законов, усиления чрезвычайной охраны и военного положения” [38]. Помимо этого Адрес включал в себя целый ряд требований:

1) введение всеобщего избирательного права; 2) упразднение Государственного совета; 3) принятие закона о неприкосновенности личности, свободы слова, совести, печати, союзов, собраний и стачек; 4) амнистия; 5) решение аграрного и рабочего вопросов; 6) закон о всеобщем и бесплатном обучении; 7) реформа местного управления; 8) равномерное распределение налогов; 9) решение национального вопроса; 10) чтобы никаким особым изменениям не полагался предел законодательной компетенции народного представительства. И именно при обсуждении ответного адреса Думы прозвучало требование о создании правительства, ответственного перед Думой или пользующегося ее доверием. В проекте Адреса, который был оглашен от имени специальной комиссии В.Д.Набоковым 2 мая 1906 г., говорилось: “Только министерство, пользующееся доверием большинства Думы, может укрепить доверие к правительству, и лишь при таком доверии возможна спокойная и правильная работа Государственной Думы” [39].

Таким образом, прозвучало требование о создании парламентского правительства. Многие требования ответного адреса откровенно выходили за рамки действующего законодательства и статуса Думы. Кадеты считали удобным сам политический момент для выдвижения подобных требований. Впрочем, в своих комментариях по поводу адреса кадеты пытались разграничить содержание адреса на два отдела: вопросы, которые входят в сферу компетенции Думы по только что введенным основным законам, и те, которые сводились бы к пересмотру этих законов. Последний отдел в комментариях именовался пожеланиями. Вопрос об ответственности министерства формально подводился под “пожелания”, поскольку основными законами была закреплена ответственность министров только перед царем. Но фактически это была лишь уловка, которая должна была обезопасить Думу от упреков в стремлении пересмотреть основные законы и, следовательно, выйти за пределы своей компетенции. На самом деле, — как верно заметил В.И.Старцев [40], — требование о создании правительства, пользующегося доверием Думы, было не менее важным, чем требование о введении всеобщего избирательного права. И оба они, как показали дальнейшие события, оказались одинаково неосуществимы в условиях тогдашней политической обстановки.

Помимо составления Адреса кадеты выступили с рядом других инициатив. Партией Народной Свободы было внесено наибольшее количество законопроектов: аграрный законопроект, о неприкосновенности личности, о свободе совести, о гражданском равенстве, по ст. 55-57 Учреждения Государственной Думы, о свободе собраний, о союзах и неприкосновенности членов Думы, о бесплатных школах и библиотеках, о свободе печати. Однако за всю работу 1-ой Государственной Думы было принято только 2 законопроекта и лишь один узаконен — “Об ассигновании 15 млн. рублей на помощь голодающим”. Законопроект об отмене смертной казни был отклонен Государственным Советом.

Помимо рассмотрения законопроектов, депутаты 1-ой Думы активно, зачастую почти без обсуждения, использовали практику запросов. За 72 дня депутаты 391 раз обращались к исполнительной власти, требуя законодательных изменений и обязательных разъяснений (123 запроса были признаны срочными). Большинство запросов касалось превышения исполнительной властью полномочий.

В целом практика запросов оказалась малоэффективной. Ничем завершились и попытки создания “ответственного кадетского министерства”, активным сторонником которого был генерал Трепов.

Впрочем, установка на политический конфликт изначально делала кадетскую тактику крайне уязвимой. Ее противоречивость хорошо проявилась в различии подходов к практически однопорядковым явлениям законодательной практики. Так, например, достаточно серьезно С.А.Муромцев после избрания его председателем Думы, поставил вопрос на заседании ЦК КДП о том, следует ли ему оставаться в этом случае в ЦК. Правда, было решено, что это вовсе не противоречит условиям парламентской жизни, но само внимание к “мелочам” законотворческой практики весьма характерно. С другой стороны, депутаты от КДП совершенно сознательно (как это показал В.А.Маклаков) в своих действиях превышали полномочия Думы, данные ей в законе от 20 февраля 1906 г. Характерны в этом контексте и эпизод с Адресом, и Выборный манифест. Непоследовательность кадетской тактики выразилась и в том, что они “стремились сочетать оба пути — конституционный и революционный” [41]. Партия, стоящая на основах мирного законодательного конституционного процесса, казалось бы должна отличаться преувеличенным вниманием к букве закона, однако кадеты в столкновениях с властью нередко выходили за рамки существующего законодательства. Недостаток политического опыта неизбежно сказывался и на всей деятельности кадетской фракции в Думе.

Тактическая деятельность кадетов внутри Думы имела еще одно ярко выраженное направление — налаживание межфракционных связей с целью формирования думского большинства. Наибольшее внимание КДП уделяла Трудовой группе. На заседании ЦК КДП от 10 мая 1906 года по вопросу об отношении к Трудовой группе было постановлено:

“а) признать, что общение между парламентскими фракциями желательно не в виде взаимной посылки делегаций во фракционные комитеты, как предлагает Трудовая группа, а в форме периодических или непереодических совместных заседаний...; б) стараться пропагандировать нашу партийную периодическую и непериодическую литературу в среде Трудовой группы; в) организовать публичные чтения по текущим вопросам парламентской жизни...; г) признать желательным устройство более демократичного клуба для привлечения в него крестьян” [42].

“Слева от нас, — писал Милюков, — сложилась группа, называвшая себя “трудовой”. “Мы могли бы составить с ней большинство (57%), если бы она не была очень пестра и ее вожди не тянули бы в разные стороны” [43]. Но “ближе к конституционалистам-демократам” стояли только 20 членов (из 107), такое же число тянуло к эсерам и социал-демократам. Таким образом, думское большинство вышло случайным и колеблющимся [44].

Меньшевики из ЦК предлагали на митингах требовать замены правительства министерством из думского большинства; большевики петербуржской группы социал-демократов предлагали отколоть трудовиков от “либеральных партий”, “обострив конфликты внутри Думы”, на почве “требований от Думы открытого обращения к народу” [45]. Влияние большевиков сказалось на выступлениях лидера трудовиков Аладьина, который аргументировал следующий тезис: “Мы хотим привести русский народ в то движение, которое остановить невозможно...” [46].

В целом у кадетов с Трудовой группой были отношения “самые двужественные”, “однако эта стадия быстро прошла, когда начашлось влияние на трудовиков “партийных интеллигентов” [47].

В результате часть трудовиков в составе 40 членов образовала особую “крестьянскую фракцию”. Это обещало изменить расстановку сил в Думе. Но как раз — накануне роспуска Думы — из-за “воззвания к народу” произошло наглядное распадение кадетского большинства.

Оценивая практическую деятельность кадетов в Думе, Милюков отмечал, что в параллелизме конфликтов внутри и вовне Думы и крылись причины думской трагедии: “Если бы была возможность моего “дирижества”, то она заключалась бы в устранении общего источника тех и других конфликтов — путем умерения политической прозорливости власти” [48].

1. Протоколы ЦК Кадетской партии // Вопросы истории. № 5. 1990. С. 101.

2. Там же.

3. Там же.

4. Там же.

5. Сидельников С.М. Образование и деятельность 1-ой Государственной Думы. М., 1962. С. 188.

6. ГАРФ. Ф. 575, оп. 1, д. 9, п. 2.

7. Бородин Н.А. Государственная Дума в цифрах. Спб., 1906; Состав Государственной Думы. М., 1906.

8. ГАРФ. Ф. 579, оп. 1, д. 888.

9. Там же. Лл. 20-22.

10. Там же. Ф. 579, оп. 1, д. 889.

11. Там же. Д. 890.

12. Там же. Д. 892.

13. Там же. Ф. 579, оп. 1, д. 888, л. 1.

14. Там же. Л. 1.

15. Там же. Л. 2.

16. Там же. Л. 2.

17. Там же. Л. 3.

18. Там же. Л. 4.

19. Там же. Л. 8.

20. Там же. Л. 13.

21. Там же. Л. 14.

22. Там же.

23. Там же.

24. Там же. Л. 20.

25. Там же. Л. 22.

26. Там же.

27. Там же. Л. 1.

28. Там же.

29. Там же. Ф. 579, оп. 1, д. 892, л. 1.

30. Существовали и более радикальные проекты: например, “проект 34-х”, подписанный П.Н.Милюкову А.Аладьиным и другими депутатами (А.Тесля, С.Корнильев и др.): “Всякая частная собственность на землю в пределах Российского Государства отныне совершенно уничтожается”. В условиях, в которых работала 1-ая Дума, подобное заявление скорее было данью революционной фразеологии, чем основой для реального политического решения проблемы. (Там же. Д. 86, л. 1).

31. Там же. Д. 893, л.1.

32. Там же. Л. 1.

33. Там же.

34. Там же. Л. 2.

35. Законодательные акты переходного времени. (1904-1908 гг.). 3-е изд. СПб., 1909. С. 381.

36. Свод основных государственных законов. Т. 1. П. 1. Изд. 1906 г. Апрель 23. Собр. узак., 603. С. 37.

37. Законодательные акты переходного времени (1904-08 гг.). С. 61.

38. Ответный Адрес Государственной Думы. СПб., 1906. С. 7.

39. Государственная Дума. Стенографические отчеты. 1906 г. Сессия первая. Т. 1. Спб., 1906. С. 74-75.

40. Старцев В.И. Указ. соч. С. 55.

41. Маклаков В.А. Из воспоминаний. Нью-Йорк, 1954. С. 299.

42. Протоколы ЦК Кадетской партии... // Вопросы истории. № 6. 1990. С. 138.

43. Милюков П.Н. Воспоминания. С. 363.

44. Там же. С. 363-364.

45. Там же. С. 365.

46. Там же.

47. Там же. С. 368.

48. Там же. С. 367. П.Н.Милюков признавал: “Были, конечно, демогогические заскоки, исходившие и из нашей кадетской Среды”. (Там же. С. 369).

 Публикации | Представительная власть: мониторинг, анализ, информация | 1996. — № 8 (15) | Парламентаризм в России и за рубежом | Исторический опыт развития конституционализма в России

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх