новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | «Исламизм: глобальная угроза?» | Дестабилизация и ислам — субстанциональная или эпифеноменальная связь?

ДЕСТАБИЛИЗАЦИЯ И ИСЛАМ — СУБСТАНЦИОНАЛЬНАЯ ИЛИ ЭПИФЕНОМЕНАЛЬНАЯ СВЯЗЬ?


Первая и главная проблема — наличие или отсутствие связи этих проявлений дестабилизирующей активности с исламом и, в случае ее наличия, характер этой связи. Для многих ученых, политиков этой проблемы не существует. Для них очевидным фактом является то, что все эти дестабилизирующие моменты представляют собой экспансию ислама как такового. Характерно, что для одних это является источником алармистских настроений в связи с неотвратимостью глобального и жестокого цивилизационного столкновения между исламом и христианством, а у других — вызывает оптимизм по поводу формирования в будущем на евразийских просторах православно-исламского цивилизационного синтеза на базе славяно-тюркского этнического субстрата.

Но нельзя игнорировать и то обстоятельство, что многие ученые, политические деятели разных направлений, религиозные лидеры — и, к слову сказать, не только исламские, но и христианские, православные — категорически утверждают, что вся эта многоаспектная дестабилизирующая активность сущностно с исламом не связана. Или, в несколько иной формулировке, — она из ислама не проистекает.

Этот тезис фундирован в основном двумя экспликативными (объяснительными) моделями. Первая модель — назовем ее пост-марксистской — заключается в утверждении, что либо на глобальном, либо на локальном уровне существуют некие группы интересов, которые ислам используют, исламом прикрываются, исламом маскируются, не имея при этом никакого отношения к исламу. Пост-марксистской мы ее именуем потому, что она уходит корнями в Марксову концепцию ложного, превратного сознания, в соответствии с которой есть некий групповой, классовый интерес и он получает неадекватное выражение в тех формах сознания, которые исторически сложились и оказываются, что называется, под рукой.

Существуют варианты этой экспликативной модели. Дестабилизация в зонах проживания мусульман объясняется нетерпимой социально-экономической или внутриполитической ситуацией (пример Дагестана, Чечни и всего Северного Кавказа), ответом на подобную ситуацию и на подавление демократических свобод (Узбекистан, другие государства пост-советской Центральной Азии), проявлением стремления к национальному освобождению (Чечня), борьбой против неоколониализма (Ближний и Средний Восток) или ответом на иностранную агрессию (там же), стремлением решить обострившийся вдруг национальный вопрос (пример Афганистана, движения «Талибан»), желанием перераспределить ресурсы (Таджикистан и другие страны), результатом использования несознательных мусульман американскими корпорациями и обслуживающими их спецслужбами или мировым сионизмом (Центральная Азия, Закавказье, Северный Кавказ, другие регионы мира). Подобная, пост-марксистская, точка зрения распространена не только среди чистых пост-марксистов, прежде всего — в России, но и (в значительно больших масштабах) в аналитических и политических кругах, в среде либеральной и демократической интеллигенции в Соединенных Штатах (естественно, без крайностей по поводу самих США и сионизма), в Западной Европе и, что для нас важно, в России.

Вторая экспликативная модель — не что иное, как результат деформации представлений об исламе в общественном сознании мусульманских и немусульманских групп населения. Из соображений апологетики, из политической корректности, ради умирения мусульманского населения, просто по неведению, либо из-за всего этого вместе взятого — утверждается, что ислам — религия любви, умеренности, милосердия и справедливости, и, следовательно, он не имеет (по определению, не может иметь) никакого отношения к дестабилизационным процессам, сопровождающимся акциями насилия, вплоть до террористических актов. Данная, по преимуществу апологетическая экспликативная модель хорошо сочетается с пост-марксистской моделью. При этом апологетическая экспликативная модель в общественном сознании сталкивается со своей полной противоположностью — с сознательно формируемым образом ислама как религии насилия и вражды.


 Публикации | «Исламизм: глобальная угроза?» | Дестабилизация и ислам — субстанциональная или эпифеноменальная связь?

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх