новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Параллельный театр Два МХАТа — две политики

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ТЕАТР

ДВА МХАТА — ДВЕ ПОЛИТИКИ


Казалось бы, на исходе 90-х и у народа, и у его элиты должна была сформироваться стойкая идеосинкразия на слово «реформа». Ан нет. Планы реформ поступают на утверждение чуть ли не еженедельно. И никого осо­бен­но не смущают набившие оскомину и другие болезненные места рас­суж­де­ния о демонополизациях, реструктуризациях, даже приватизациях. Судьбо­носные реше­ния принимаются чуть ли не в рабочем порядке. Станиславский вос­кликнул бы по привычке: «Не верю!»

Впрочем, театральная режиссура отличается от политической тем, что по­следняя имеет дело с системой, не имеющей памяти. В третьем действии можно показывать парафраз первого, не рискуя нарваться на помидоры с галерки, так как внимание зрителя уже давно сосредоточено на чем угодно, только не на сце­ническом действе.

Но для актеров это — большое удобство. Нет необходимости работать с за­лом, убеждать, доходить до каждого. Главное — чтобы был доволен Режис­сер.

Правда, и Режиссер следит за сценой уже не так пристально, как по­на­ча­лу. Он было думал, что в набранной труппе есть подлинные новаторы, истинные либералы-радикалы, которые, наконец, покажут зрителю настоя­щую жизнь (а если при­врут чуток, то как же без этого…). Ока­за­лось, что над текстом пьесы никто всерьез работать не хочет, несут со сцены какую-то отсебятину, разыг­рывают муждусобойчики. Но если особо не при­смат­ри­вать­ся, то вроде бы да — спектакль.

Первое время Режиссер гордился своими молодыми радикалами и даже побаивался их прыти — сам не окоротишь, разнесут все вдребезги. Но, при­гля­дев­­шись, прислушавшись, понял, что от них ни пользы, ни вреда особого нет. А в случае чего рабочие (которые за сценой), да и сам машинист — ребята все сметливые — актеров пристыдят, одернут, припугнут. Га­лер­ка-то вон она, ря­дом.

Так как среди актеров не оказалось ни Майкла Рэдгрейва, ни Михаила Ульянова, рабочие (которые за сценой) стали всерьез намекать Ре­жис­серу, что нужна другая труппа. И в общем даже известно какая. Режиссер ведь тоже не «Щуку» кончал.

В том, что они предлагали, было немало дельного. И уже не раз кого-то из рабочих приходилось вводить на ходу. Правда, пока на вторые роли. По­годы на сцене они не делали, но становилось как-то спокойнее.

Режиссер не тешил себя иллюзиями, понимая, что новая труппа по части актерского мастерства слабовата. Но с другой стороны, она все-таки не так наплевательски относится к зрителям. Хотя уже все, кроме него, забыли, что Театр существует именно для зрителей.

Смущало Режиссера другое. Когда рабочие выйдут на сцену, придется ставить новую пьесу. А с драматургами туго. И если спектакль не пойдет, труп­пу сме­нить будет ой как не просто. Ведь они такие радикалы-нова­то­ры, что…

Режиссера никто не торопил.

Но с некоторых пор он репетировал с обеими труппами. Отдельно.

 

 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Параллельный театр Два МХАТа — две политики

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх