новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Дважды экс-медведь Остап Ибрагимович создает Исламскую партию

ДВАЖДЫ ЭКС-МЕДВЕДЬ
ОСТАП ИБРАГИМОВИЧ СОЗДАЕТ ИСЛАМСКУЮ ПАРТИЮ

Во вторник из думской фракции «Единство» «по собственному желанию» был выведен Абдул-Вахед Ниязов. Согласно дипломатичному заявлению Бориса Грызлова, он необоснованно использовал свое членство во фрак­ции «для достижения личных политических и коммерческих целей, в том числе для обеспечения финансирования возглавляемых им организаций».

Покинув «Единство», Ниязов стал экс-«медведем» вдвойне. Многие еще помнят, что до 1991 года он носил фамилию Медведев и звался Вадимом Валерьяновичем. В 1991-м, бросив после первого курса Московский историко-архивный институт, он взял фамилию жены и развернул ураганную активность, стремясь убедить всех — и ближних, и дальних, — что именно ему суждено сплотить вокруг себя мусульманское сообщество Рос­сии. Появились деньги. При Московской Соборной мечети Абдул-Вахед создал Исламский культурный центр. В том же году во время заграничной поездки имам-хатыба Равиля Гайнутдина Ниязов, собрав общину, объявил, что отныне он будет главой московского муфтията. Нелишне заметить, что тогда самозванному муфтию не было и 23 лет от роду. Собираясь в те дни у мечети, старики иронизировали: дескать, наш мусульманский Остап Бендер пошел. Разумеется, после возвращения Гайнутдина Ниязов был изгнан из храма вместе со своим «культурным центром».

Впрочем, московскому муфтию пришлось затем идти на мировую с молодым конкурентом. Возможности Ниязова росли. В 1994-м он даже организо­вал «малый хадж» в Мекку с участием Минтимера Шаймиева, Муртазы Рахимова, Валерия Кокова и Аслана Джаримова. В 1995-м Ниязов учредил Союз мусульман России, став его сопредседателем, а осенью 1998-го — движение «Рефах» («Благоденствие»). В 1999 году представителей «Рефаха» вписали в список «Единства» — так Ниязов стал депутатом Государственной Думы.

Теперь, на базе «Рефаха» он создает политическую «Евразийскую партию России "Благоденствие"» (ЕПРБ). Ее идеологической базой является доктрина неоевразийства, согласно которой Россия — это славяно-тюркская и православно-исламская страна. Этим она отличается (в лучшую сторону) от других стран Запада и Востока. Публичные пробы озвучивания своей идеологии Ниязов уже делал. Не так давно он опубликовал забавную статью под заголовком «Евразийский конглобализм — будущее России», где выдвинул идею создания оси Россия-Казахстан-Таджикистан-Иран-Ирак «с перспек­тивой присоединения к ней со временем Афганистана и ряда арабских стран».

Нелишне напомнить, что особенно популярными эти глубокие мысли стали у нас в бытность Бориса Березовского заместителем секретаря СБ и исполнительным секретарем СНГ. Апогеем подобного евразийства явилось обращение в ислам бывшего православного священника Вячеслава (Али) Полосина — в коридорах Думы появился первый настоящий неоевразиец, ныне сопредседатель «Рефаха». Все больше умов в нижней палате захватывала идея создания объединенной православно-мусульманской партии.

Впрочем, самим создателям партии ее мудреное название нужно только для того, чтобы обойти готовящийся запрет партий, образованных на этнической или конфессиональной основе. Ниязов этого не скрывает и прямо говорит об этом в своих интервью.

Зачем создается эта партия? В конце января, выступая на открытии отделения своего движения «Рефаха» в Приморье, Ниязов выразил надежду, что господин Шойгу должен будет понять позицию «Рефаха», поскольку сам — национал. «Наш выход из "Единства" предопределен самой электоральной базой "Рефаха". К будущим думским выборам мы надеемся со своей партией войти в первую пятерку лидеров в стране, обойдя многих сегодняшних маргиналов типа ЛДПР».

Намекая на некий электоральный потенциал, Ниязов имеет в виду так называемых этнических мусульман, которых в России никак не меньше двад­цати миллионов. Именно эти миллионы избирателей являются предметом своеобразного торга. Дескать, я контролирую огромный ресурс, я могу обеспечить поддержку на парламентских и президентских выборах, со мной надо считаться и договариваться. При этом, разумеется, остается без ответа вопрос — а почему, собственно, татары, чуваши или, например, даргинцы будут голосовать за исламскую партию? Ведь дей­ствительно верующих среди них меньшинство! Да и многие верующие, скорее все­го, будут голосовать исходя из своих политических, а не религиозных предпочте­ний.

В самом начале 2001 г. группа исследовательских компаний «Мониторинг.ру» провела опрос об отношении граждан к религии и их принадлежности к различным конфессиям[1], итоги которого свидетельствуют о том что среди всех опрошенных считают себя му­сульманами около 2,5%. То есть количество мусульман в России ну никак не больше 4 млн. человек. Впрочем, чтобы развеять подозрения в пристрастности, сошлюсь и на источник, который никак не заподозришь в желании преуменьшить значимость ислама в России, — правительство Саудовской Аравии. Все последние годы оно устанавливало для России квоту на хадж в 20000 паломников, исходя из общего принципа: 1 паломник на 1000 мусульман. На 2001 год квота уменьшена вдвое. Тем самым Эр-Риад как бы говорит, что в России не более 10 миллионов мусульман. Реально же в 2000 году совершили хадж только 3,5 тысячи россиян.

Такая история с арифметикой заставляет предположить, что на президентских выборах 2004 года ЕПРБ будет стремиться войти в будущий блок в поддержку Путина. Из общего котла легче хлебать, а уследить, кто и сколько в него внес, весьма затруднительно.

Разумеется, лидеры ЕПРБ будут всячески надувать щеки и демонстрировать свое влияние среди российских мусульман, да и, так сказать, на мировой арене. Способы такой демонстрации нередко напоминают блистательного Остапа. Участники упоминавшегося уже владивостокского собрания «Рефаха» были озадачены гордыми заявлениями Ниязова о том, что ни одно из общественных движений страны, кроме «Рефаха», не было удостоено за последнее время такого числа высоких приемов первыми лицами иностранных держав — Ливии, Ирана, Турции, Палестины, Саудовской Аравии и даже Соединенных Штатов. А Каддафи даже позволил Ниязову присутствовать на дипломатическом приеме президента Лукашенко, что по протоколу — беспрецедентно. В Америке же накануне президентских выборов штабом республиканцев было отказано в приеме самому господину Грызлову, а вот для Ниязова время нашлось и у Кандализы Райз, и у бывшего генерала Пауэлла. Ведь и сам Буш после долгой борьбы за голоса мусульманского электората и продолжительных консультаций отдал обоим первые роли в своем правительстве. Как от него требовала мусульманская диаспора.

Впрочем, не знаю, как Буш, но Путин пока не проявляет желания восприниматься все это всерьез. Характерно, что в первый год своего правления, контактируя с исламскими деятелями, Президент охотно общался Талгатом Таджуддином и Равилем Гайнутдином (и тот, и другой представляют два важнейших сектора российского исламского сообщества), но категорически исключал из своего круга общения Ниязова.

Но остапу неймется…

[1] В опросе участвовали 1600 россиян в 200 населенных пунктах на территории 47 субъектов Федерации.


 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Дважды экс-медведь Остап Ибрагимович создает Исламскую партию

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх