новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | К учреждению государственного совета

К УЧРЕЖДЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА

Что бы не говорили поклонники прогресса, но История движется по кругу. Нынешние попытки “придумать” Госсовет очень похожи на мучительные усилия вспомнить давно забытое. Сама мысль о необходимости такого института есть отрадное свидетельство того, что где-то в уголках нашего общественного сознания сохранилась память о Государстве, которое было. Правда, уже никто толком не помнит, как оно функционировало. Даже у продвинутых аналитиков словосочетание “Государственный совет” рождает лишь ассоциацию с картиной кисти то ли Репина, то ли Брюллова…

Если же перелистать пожелтевшие страницы трудов историков прошлого и познакомится с немногими современными исследованиями этого вопроса, то невольно поражаешь­­ся количеству возникающих аналогий и аллюзий с теперешними политическими проб­лемами и событиями.

Тот институт, который В.Путин сегодня намерен воссоздать, возник на стыке двух эпох — в 1801 году — как Непременный совет при государе. Он состоял из двенадцати членов и получил право опротестовывать действия и указы царя. В его создании отразились конституционные мечтания только восшедшего на престол Александра Благословенного. Но в скором времени в результате интриг Непременный совет утратил свою законосовещательную роль и был сосредоточен на судебных функциях.

Однако стремление монарха европеизировать Россию, даровать ей парламент и конституцию было еще очень сильно. В уединенных покоях Зимнего дворца вынашивалась радикальная реформа всей системы государственной власти, мотором которой был тайный советник и впоследствии государственный секретарь Михаил Сперанский. Одним из первых шагов реализа­ции этой реформы стало образование в январе 1810 года Государственного совета как высшего законосовещательного учреждения Империи. Все законы и законодательные акты перед утверждением Императором должны были обязательно обсуждаться в Государственном совете.

Предполагалось, что изначально широкие полномочия Госсовета будут затем сужены после учреждения Государственной думы. В течение 1810-1811 годах в Государственном совете обсуждались предложенные Сперанским планы финансовой, министерской и сенатской реформ. Реализация первой из них привела к сокращению бюджетного дефицита, к лету 1811 г. было завершено преобразование министерств. Между тем сам Александр испытывал сильнейшее давление придвор­ного окружения, включая членов его семьи, стремившихся не допустить радикаль­ных реформ. Реформа Сперанского была остановлена, а сам он отправлен в ссылку.

В результате основная идея, которая определяла организацию Госсовета и его отношение к другим учреждениям, потеряла практическое значение, и Госсовет оказался несогласованным с другими центральными учреждениями. Извест­ный modus vivendi выработался между ними лишь через много лет.

В последние десятилетия XIX века и вплоть до 1906 г., когда Госсовет был реорганизован, он занимался подготовкой законопроектов, а также готовил некоторые административные решения. Самостоятельной, решающей власти Госсовет не имел. Его “мнения” нуждались в Высочайшем утверждении, причем Император не был связан мнением большинства и мог утвердить как это мнение, так и мнение меньшинства или отдельных членов, или даже постановить совершенно самостоятельное решение. До 1906 г. Государственный совет состоял из членов по особому Высочайшему назначению и из министров (по должности).

При царях с обостренным чувством самодержавия и сам глава государства, и значительная часть правящего класса были недовольны Госсоветом, по его адресу возникали всяческие подозрения, его стремились всячески обойти. Наоборот, в условиях либерального царствования роль и значение Госсовета возрастали. С течением времени Госсовет обнаружил способность включить в свой состав выборных от населения — превратить­ся в представительное учреждение. Либеральные круги мечтали о преобразовании его в парла­мент. Однако в условиях революционного кризиса начала XX века данная тенденция привела к обра­зованию Государственной думы. А реформированный Госсовет стал доста­точ­но эффективной уздой для ее демократических и конституционных поползновений.

В 1906 г. Николаем II была создана двухпалатная система высших законодательных органов. Нижней палатой первого российского парламента стала Государственная дума, верхней — Государственный совет. Последний становится полупред­ставительным органом. Председатель и вице-председа­тель, а также половина членов назначались Императором, другая половина избиралась. Численность Госсовета не превышала 200 членов. Характерно, что члены по Высочайшему назначению могли быть “уволены” только по их собственной просьбе. Члены Госсовета по выборам избирались сроком на девять лет, с тем чтобы каждые три года одна треть выбывала в очередном порядке. Состав выборных членов мог быть заме­нен новым составом до истечения срока их полномочий по указу Императора, которым назна­чались новые выборы. Выборные члены избирались: от духовенства Православной Церкви; от губернских земских собраний; от дворянских обществ; от Импера­торской Академии Наук и Императорских университетов; от Совета тор­говли и мануфактур, а также московского его Отделения; от населения Великого княжества Финляндского.

На современников назначенная половина Госсовета производила неодинаковое впечатление. Одних смущали весьма преклонный возраст многих из них и привычка оглядываться на Петергоф. В глазах других, “по уму, талантливости, знанию и практическому опыту” они явно выигрывали по сравнению с выборными”. Характерно также, что по своему настроению большинство назначенных не воспринималось как реакционное: либералы констатировали это с удовлетворением, а правые брюзжали, обвиняя их в близости к кадетам.

Страхи получить излишне радикальную выборную половину Госсовета не оправдались: в большинстве своем и эти члены Госсовета оказались “не революционерами, а весьма благосмыслящими людь­ми”.

Выборные члены Госсовета получали во время сессии суточное содержание по 25 рублей, а также раз в год — путевые издержки (по 5 копеек за версту от места житества до столицы и обратно). Таким образом, выборный член обходился казне приблизительно в 6,5 тыс. руб. в год, а вся выборная половина — около 650 тыс. руб.

Оклад содержания назначенного не был указан в законе, а определялся решением Императора всякий раз отдельно при назначении членом Госсовета. Как правило, оклады были высокими (разброс — от 10 до 22 тыс. рублей в год). Назначенные в Госсовет министры сохраняли свое содержание по должности. По личным просьбам членам, ходатайству председателя или инициативе царя оклад мог повышаться; выплачивались также единовременные пособия (“на переезд и обзаведение”, лечение).

Многочисленность состава Госсовета повлекла за собою образование в нем политических групп различного направления. Наиболее многочисленный были “группа центра” и “правая группа”. В “центре” был явный дефицит людей с более или менее определенной политической позицией в ней было немного. Это предопределило ее организационную рыхлость. Центр оказался слабой опорой для Столыпина, что побудило премьера-рефор­ма­тора искать новых союзников среди правых националистов, так как реальной силой в Госсовете являлись именно они. Впрочем, их отношение к Столыпину было, мягко говоря, настороженное. В известном смыс­ле здесь допустима аналогия с Чубайсом и тем, как он воспринимается сейчас вер­хушкой бюрократии и силовых структур. Путь, на который вступил Столыпин, воспринимался как “путь наружной твердости, в сущности же, в общем, путь ус­тупок. Его неизбежные результаты — “начало разложения России” и “мобилизация Русской земли в пользу евреев и подчинение им всех экономических сил страны”.

В тот период большинство правых не отождествляло себя с властью. Наоборот, они были уверены, что причина революции в значительной мере “состоит в ощущении властью своего собственного бессилия”. “Слабейший из царей” осознавался как главная причина смуты. По мнению правых, чем более правительство старалось “подладиться под требования так называемого общественного мнения, тем сильнее разгорались страсти, тем неистовее действовала крамола”. Стержнем всей деятельности правой группы была забота о сохранении и укреплении власти Императора и правительства.

Вместе с тем, правые осознавали невозможность и нецелесообразность возвращения к дореволюционному строю, так как новая эпоха “пробудила общественное самосознание, вызвав на борьбу консервативные элементы, прежде мирно покоившиеся в люльке административной опеки”.

…Разумеется, всякие исторические аналогии условны. Разумеется, каждое поколение пишет свою страницу в книге Истории. Но, готовясь вписать туда что-то новое, полезно прочесть предыдущие.


 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | К учреждению государственного совета

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх