новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Президент! Зачем приезжал?

ПРЕЗИДЕНТ! ЗАЧЕМ ПРИЕЗЖАЛ?

Во вторник президент приезжал в Кремль. Приехал в 14.20, подписал несколько бумаг и в 16.00 взял курс на Барвиху. Для первого дня после болезни распорядок, мягко говоря, странный. Как правило, оправившись от очередного недуга, глава государства ранним утром появляется в своей главной резиденции и начинает «разбор полетов». И все это достаточно обстоятельно демонстрируется на TV.

На сей раз ничего подобного не было. Из официальных сообщений можно понять, что Президент прибыл на рабочее место только для того, чтобы завизировать рапорт об отставке генерального прокурора и под­пи­сать несколько указов, содержание которых уже было широко известно.

Информация о том, что Б.Ельцин в начале февраля появится в Кремле, распространялась начиная с субботы, но в понедельник подобный раз­ворот событий представлялся маловероятным. Президент едва смог сделать протокольную видеозапись в день своего рождения. И все же во вторник он приехал в Кремль.

Некоторые нюансы январской политической жизни заставляют усом­нить­ся в том, что заболевание главы государства и на этот раз либо не очень серьезно, либо вообще является «проверкой на вшивость». После его внезапной госпитализации с диагнозом «кровоточащая язва желудка» в разнобое мнений и комментариев выделя­лось требование, с которым обратился к премьер-министру лидер «ЯБЛока». Г.Яв­линский выражал свою не­удов­лет­во­ренность тем обстоятельством, что о здоровье президента стра­на узнает, так сказать, из третьих рук — от пресс-секретаря. По его мнению, Е.Примаков должен сам объяснить народу, что происходит с президен­том.

Вероятно, Явлинский знал о состоянии здоровья Б.Ельцина не меньше премьера, но в отличие от последнего не мог своим знанием воспользоваться. Примаков, естественно, уклонился от прямого ответа, но предоставил немало косвенных свидетельств того, что имел в виду Явлинский. Всегда осторожный, премьер делал то, о чем его предшественники не могли и подумать. Он демонстрировал силу, не опасаясь президентского окрика.

Все это было настолько необычно, что политический класс оказался в недоумении. Интерпретации сыпались как из рога изобилия. А вожделенная ясность не приходила. Примаков, тем временем, выражался все определеннее. На заседании правительства в прошлую пятницу он с мрачной иронией сообщил для кого будут освобождаться места в местах не столь отдаленных.

И, наконец, до многих дошло, что «все это ж-ж-ж-ж неспроста». В воскре­сенье один известный журналист достаточно внятно резюмировал для тех, кто не понял: «Не спрашивай, о ком шутит премьер. Премьер шутит о тебе». Во вторник другой известный журналист призвал всех обеспокоенных подобными шутками объединяться в некий Союз союзов — авангард гражданского общества — для организации самообороны против антинародного государства.

Тогда же во вторник исполнительная власть от мрачных шуток перешла к дей­ст­ви­ям. С восьми утра следователи генпрокуратуры под защитой офицеров «Альфы» по­трошили сейфы в империи Березовского. Думаю, что валидол в тот день пили и те, кто не испытывает к «олигарху» никаких симпатий. Черт знает, что там — в этих сейфах!

Возможно, больше всех валидола накануне пришлось выпить Юрию Скуратову. В его отставке оказались заинтересованными слишком многие. Генеральный про­курор был не в силах и дальше лавировать и под давлением обстоятельств написал рапорт. Кто именно сформулировал ему эти обстоятельства, пока не ясно. Думаю, что не Б.Ель­цин. Генеральная прокуратура в последние годы пользуется устой­чи­вой ре­пу­тацией филиала администрации президента. Она проницательно улавли­вает все — даже самые завуалированные — намеки Кремля и Старой площади.

По мнению людей, давно знающих Скуратова, он не мог подать в отставку по собственной инициативе. Более того, он должен быть спокоен — никакого компромата (в полном смысле этого слова) на него просто нет. Скуратов — человек лично порядочный, но слабовольный. Он делал то, что его просили, но никогда не использовал свою власть в личных целях.

Вопрос о том, кто надавил на Скуратова — те, кто готовил акцию в «Сиб­неф­ти», или те, кто стремился ее предотвратить, — в данном случае не самый главный.

Важнее другое. Именно в тот момент, когда обыски были в самом разгаре, нам сообщили, что президент — в Кремле. Зачем?

Если бы он остался в Барвихе и завизировал рапорт Скуратова там, в среду следователи могли придти в гости к другому «олигарху», в четверг — к третьему. Что потом — Бог весть!

Но это — лишь тактическая интерпретация. События последних дней не только вносили сумятицу в текущие планы, они нарушили стратегию ветеранов президентского окружения и президентской администрации.

Не так давно было объявлено, что текст очередного Послания главы государства Федеральному Собранию практически готов и посвящен предвыборным проблемам 1999 года. Он также содержит ответы на многие больные вопросы года прошедшего, в частности, на вопрос о роли президента в событиях 17 августа.

Борис Ельцин, разумеется, волен менять концепции своего Послания, как перчатки. Но остается лишь удивляться, на сколько разительна перемена. Вплоть до декабря в основе всей подготовительной работы лежал проект, в котором черным по белому было написано, что данное послание— это «программа человека, не участвующего в выборах и, соответственно, в «реальной политике»». Послание должно «выходить за рамки подведения итогов 1998 года и задач 1999 года». По основному смыслу оно должно быть «максималь­но разведено с текущими проблемами политики и экономики, т.е. не должно восприниматься как шаг, как действие Президента в политической борьбе». Когда Джохан Поллыева впервые прочла цитируемый документ, она воскликнула: «Так вот же! Ведь здесь все написано. Это именно то, что нужно».

В декабре у многих возникло ощущение, что глава государства вновь возвращается к активной деятельности. А раз так, то все его шаги должны быть подчинены решению очередных задач политического процесса. В результате был подготовлен принципиально иной текст Послания.

Неожиданная госпитализация Президента и последующие январские события обессмысливали эту стратегию. Первые дни февраля, похоже, поставили на ней жирную точку.

…Когда-то в партийном аппарате ходила легенда, согласно которой глубокой осенью 1923 года Ленин в последний раз приезжал в Кремль. Зашел в свой кабинет, перелистал какие-то бумаги. И уехал… Кто знает, может быть, так оно и было. Ленин мог приезжать, уезжать, но большая политика делалась уже помимо него…

События последних недель, конечно, не могут не угнетать Бориса Ельцина — президента и человека. Вопрос заключается в том, в состоянии ли он оценить их в должной мере?

 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Президент! Зачем приезжал?

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх