новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Курс реформ как государственный строй Уходящим реформаторам посвящается

КУРС РЕФОРМ КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ
УХОДЯЩИМ РЕФОРМАТОРАМ ПОСВЯЩАЕТСЯ


Александр ЧЕЧЕВИШНИКОВ


Без малого семь лет назад Борис Ельцин, призвав в правительство Егора Гайдара, провозгласил курс Российского государства на реформы, которые реально начались в январе 1992 года. С тех пор многие пытались дать определение тому типу государственного строя, который появился в России на обломках СССР, но пока не удалось выдумать ничего лучше, чем "государство реформ". Последние события в Кремле и Белом доме лишь подтверждают этот тезис.

Политический курс по определению величина векторная. Тот или иной лидер, партия, государство, двигаясь во времени, стремятся изменить мир, который их окружает. Сопутствующим элементом этих целенаправленных усилий является борьба за собственное выживание на политической арене. Даже самые идеалистически настроенные деятели не могли избежать "бега на месте", когда решали сугубо шкурные задачи. Очевидно, что неизбежная борьба с конкурентами для общества бесполезна, а поэтому носит, скажем так, скалярный характер (она не нацелена на решение реальных задач).

Соотношение результативных и бесплодных усилий и определяет реальную значимость того или иного лидера, партии, государства. Чем больше первых, тем ценней для общества их деятельность. Чем больше вторых - тем меньше смысла в их существовании.

Усиление борьбы власти за собственное выживание в российской политике раз за разом порождало очередную "эпоху застоя". Правящая элита, постепенно впадая в маразм, уходила в небытие физически или политически. Начало нового исторического этапа, отрицавшего "застой", обычно знаменовалось дискуссиями о том, как жить нельзя и как нужно, а также более или менее хаотическими преобразованиями.

Выскажу гипотезу: реформы "уходили в песок" в первую очередь из-за того, что "новые люди" не обременяли себя проблемой обеспечения внутриэлитной конкуренции, когда возможно не только рекрутирование во власть одаренных представителей социальных низов, но и локализация гнилостных участков элитной ткани. Выбив из седла старые кланы и группы, "новые люди" раз за разом воспроизводили их поведенческие модели. Да и не могли иначе. Эффективно моделировать властные отношения в состоянии только потомственные представители элиты или самородки, впитавшие смыслы элитной традиции. Но парадокс в том, что русская политическая традиция не предполагает правил конкуренции и тяготеет к монополии на власть. Поэтому, оказавшись у ее кормила, "новые люди" блокируют угрозу со стороны основных конкурентов и занимаются реформами так, как им бог на душу положит. Постепенно реформаторский импульс иссякает, эффективность деятельности снижается, начинается гниение у власти. Уверенные в своей исторической призванности реформаторы, не допуская и мысли о собственной ущербности, роют себе политическую могилу. И чем дольше роют, тем глубже потом падать.

За "курс реформ" с 1993 года отвечают президент, его правительство и связанные с ними финансовые круги, то есть "новые люди" в чистом виде. "Новые люди" сегодня - это фактически лишь верхушка аппарата исполнительной власти и финансовые круги. Правительство и президентская администрация находятся в кадровом вакууме. И вряд ли что-либо изменят сотни желающих (с улицы!) поработать на Краснопресненской набережной, осаждавших своими анкетами руководящих чиновников кабинета Кириенко.

Весенне-летний политический кризис продемонстрировал, что усилия российской власти полностью утратили "векторную" составляющую. Осталась лишь внутривидовая борьба за место под солнцем. Если где-то в необъятной стране и можно встретить элементы созидания, то к "курсу реформ" они имеют весьма опосредованное отношение. Ныне это словосочетание без кавычек употребляется лишь в официальных ритуальных формулах. Ни один рационально мыслящий человек не в состоянии понять, как по прошествии семи лет этих самых реформ главной задачей оказалась реализация антикризисной программы по спасению бюджета.

Вероятно, все же реформы уже закончены, и довольно давно. Страна переживает этап, когда исчерпавшие свой исторический потенциал "новые люди" лихорадочно стремятся удержаться у власти. А так как современное Российское государство, в общем-то, ни на что непохоже, то для определения государственного устройства приходится использовать ритуальное словосочетание "курс реформ" (что-то вроде музейной таблички "Картина на реставрации").

Не так давно Сергей Кириенко, убеждая Совет Федерации в необходимости принять антикризисную программу, заявил, что это фактически новый курс. Экс-премьеру не откажешь в умении находить простые слова, но в данном случае он явно превысил свои полномочия. "Курс реформ" может закончить или тот, кто его породил, или сама История. Третьего, к сожалению, не дано.

 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Курс реформ как государственный строй Уходящим реформаторам посвящается

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх