новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Реконструкция» государства: современные задачи и организация эффективной исполнительной власти серия: научные доклады № 4. май 2001 г. | О новой парадигме социального развития и логике ее описания

И.Е. Дискин

О НОВОЙ ПАРАДИГМЕ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И ЛОГИКЕ ЕЕ ОПИСАНИЯ


Обсуждая проблемы функционирования исполнительной власти, мне хотелось бы отметить методологические различия в подходах к анализу, предложенных предыдущими выступающими. Принципиальное различие в подходах состояло в том, что А.И.Соловьев и В.И.Филатов исходили из необходимости приведения нашей отечественной действительности в соответствие с некими эталонными образцами. Это, в общем, очень традиционный для нашей страны телеологический подход — поиск подходящего образца и, затем, приведение к нему реальности. Достаточно вспомнить дискуссии о преимуществах шведского или китайского социализма. Да и в посткоммунистический период идет активный спор между сторонниками американской и европейской моделей экономики. И.С.Мелюхин, напротив, исходил из совершенно другого, генетического, подхода, когда в центре внимания находятся проблемы саморазвития, внутренние противоречия конкретного, очень специфического объекта.

При всем несходстве подходов следует обратить внимание на то, что оба они нуждаются в тщательном выявлении специфики функционирования исследуемого объекта. Если эта специфика плохо выявлена, то и сам образец может подвергаться сомнению, и разрушается базовая логика телеологического подхода. Ведь может быть выбран недостижимый в конкретных социально-исторических и экономических условиях образец. Тем более что в нашем Отечестве такой ошибочный выбор образца делался неоднократно. При этом сама оценка специфики объекта осуществляется, прежде всего, на основе генетических характеристик. Здесь как бы смыкаются оба подхода. Если специфика выявлена, то и образец может быть подобран правильно. Если же нет, то телеологический подход ведет к «зияющим высотам».

Это методологическое предуведомление необходимо для того, чтобы отметить, что в предложенных докладах специфика происходящих процессов проработана недостаточно. Следует обратить внимание и на логику реализации телеологического подхода. Она также традиционна для нашей страны. Главное — выбрать правильный образец, а дальше «всесильное государство своей могучей дланью» проложит дорогу к «правильной цели». Мы хорошо помним, как это происходило, да и происходит еще сегодня: верноподданническое послание Государю, записка на имя Генерального секретаря, теперь, на имя Президента. Эта неизменная логика приводила к одним и тем же результатам: «хотели как лучше, а получилось как всегда». Никогда не удавалось достичь поставленной цели. В дело включались макросоциальные факторы, которые кардинально искажали замысленную траекторию достижения цели.

Сегодня вновь налицо попытка реализовать эту логику, сосредоточить всю политическую инициативу, формирование целей и образцов в одном политическом центре — Администрации Президента. Но возможно ли реализовать эту логику на практике?

Безусловно, невозможно говорить о том, что наша страна является демократической. Легко увидеть деформации демократического процесса, прежде всего на региональном уровне. Но при этом наша страна уже заведомо и не авторитарная. Политическое функционирование можно охарактеризовать как развернутую политическую конкуренцию. Если этот диагноз верен, то невозможно применять логику реализации телеологического подхода, годного лишь для авторитарной или тоталитарной политической системы. Недавние выборы в субъектах Федерации показали, что при всем демонстративном политическом доминировании Администрации невозможно свободное манипулирование на региональном уровне. Практика свидетельствует, что приходится считаться с местными элитами, с экономическими группировками, со сложно выстроенными «финансово-силовыми структурами».

Можно заключить, что нынешняя политическая система России — система тотального диалога и тотального взаимодействия на многих уровнях. Она, безусловно, плоха. Она очень плохо структурирована и уязвима при кризисных явлениях. Она плохо управляема, так как разнородные влияния деформируют управленческие импульсы. Но, одновременно, эта система обладает рядом преимуществ. В результате освоения действующих «правил игры» она обеспечивает постепенную рационализацию позиций участников политического и социально-экономического взаимодействия. Так выковывается система реальных интересов, которые выкладываются на стол в ходе взаимодействия, в ходе конкуренции и торга. Это уже не идеологические догмы, а разнообразные политические, экономические, информационные интересы, которые развивают рационализацию политического рынка. Это еще далеко не демократия. Демократия — наличие равных номинальных прав для всех участников демократического рынка. Сегодня нам еще очень далеко даже до равенства номинальных (не то, что реальных) прав. Но это — гигантское продвижение к укоренению существующей политической системы в контекст рациональных интересов, подкрепленных наличными ресурсами.

Таким образом, существующая политическая система эволюционирует от телеологического руководства идеологическими представлениями и моделями к укоренению генетической модели, все более основанной на рациональных интересах и аргументах. Но это уже качественно другая страна. Одновременно следует отдавать себе отчет в том, что смена парадигм политического и макросоциального развития, от телеологической к генетической, требует радикально другой логики и подходов к описанию происходящих процессов, иного способа рационализации этого описания.

Складывающаяся система не руководствуется писаным законом. Она опирается на систему упрочивающихся конвенциональных норм. Процесс упрочивания этих норм осуществляется за счет маргинализации, выбрасывания «нарушителей Сухаревской конвенции». Выбрасывание двух всем известных, недавно еще очень влиятельных олигархов — демонстрация реальности этого процесса. Социологи хорошо знают, что обозначение «врага», нарушителя конвенции, маркирует сами нормы, задает их актуальные границы. Также еще со времен Эмиля Дюркгейма хорошо известно, что санкция поддерживает норму. А санкция, выработанная и поддержанная участниками конвенции, является действенным механизмом упрочения конвенциональной нормы. Однако этот процесс еще довольно слаб, нормы еще очень хрупки, и процесс их становления еще не стал необратимым.

Оценка перспектив эволюции этой системы в сторону развития конкуренции на политическом рынке связана с развитием политических ресурсов и возможностей участников политического рынка. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что важным ресурсом «политических игроков» является поддержка избирателей. В силу этого, забота об этой поддержке, ее приобретении и сохранении является важной проблемой для политиков всех уровней.

Меняются интересы и бизнеса. Раньше источником приобретения капиталов в нашей стране были бюджет, приватизация и финансовые схемы. Сегодня эти источники сильно ограничены. Бюджет стал предметом конкуренции лоббистских возможностей, сложных конвенциональных разделов. Здесь много уже не получишь. Приватизация привела к разделу основных наиболее привлекательных, экспортоориентированных и наиболее прибыльных предприятий. Неподеленным осталось небольшое число хорошо известных объектов, которые являются предметом закулисного торга, достижения конвенционального согласия. Здесь также крупных сдвигов в расстановке сил не произойдет. Уходят в прошлое и финансовые пирамиды. Что же остается? Заводы на Багамы не утащишь. Недвижимость, как и Родину, «нельзя унести на подошвах своих сапог». Остается тяжелый и уже далеко не столь прибыльный путь — наведение порядка, развитие технологического потенциала в своих финансово-промышленных империях.

Важной тенденцией является осознание бизнесом соотношения собственных интересов и интересов страны. Примером этого может служить заявление Союза металлургов относительно введения США квот на импорт российской стали. Это заявление содержит ясный призыв к правительству жестко выступить на защиту интересов российского бизнеса, явно совпадающих в данном случае с национально-государственными интересами.

Важным фактором стала произошедшая за последние четыре-пять лет интеграция менеджмента и собственника. Собственники существенно продвинулись в установлении контроля за менеджментом. А продвинутые менеджеры зачастую закрепили свой контроль над предприятиями путем приобретения контрольного пакета (способ такого приобретения — отдельный вопрос). В результате существенно снизился ущерб от разворовывания менеджментом «своих» предприятий.

Сегодня экономика базируется на все более рациональных мотивах собственника, заинтересованного уже не столько в перекачке капиталов за рубеж, сколько в развитии своего предприятия, источника стабильных и все возрастающих доходов. Хозяевами жизни сегодня являются, прежде всего, хозяева промышленных империй, а не банкиры, как это было до августа 1998 года. Точно так же и для губернаторов, мэров, глав администраций нет другого способа сохранить свою власть, как заботиться об их интересах, ибо опыт показывает, что на одних избирательных технологиях и административном ресурсе выехать невозможно. Стоит только ослабить хватку и заботу о сохранении своего финансового могущества или политической поддержки, так конкуренты сразу же выбьют почву из-под ног.

Примером борьбы за наведение порядка в промышленных империях является ситуация в «нефтянке». В ней, безусловно, сохраняются тенденции вывоза капитала. Но налицо и другие. В результате интенсивных капиталовложений, сделанных за последние годы, а также сокращения внутрикорпоративных издержек (проще говоря, хищений менеджмента) существенно снизилась себестоимость добываемой нефти. Это, кстати, в определенной мере снизило зависимость нашей страны от падения мировых цен на нефть. Сегодня себестоимость барреля нефти в России существенно ниже тех 19 долл., которые заложены в федеральный бюджет.

Такая экономика и такая политика кардинально отличаются от тех, которые имели место еще несколько лет назад. По существу, это уже другая Россия.

Обсуждая проблемы развития государственной системы управления, прежде всего, необходимо определиться для какой страны создается эта система. В современной России сложились новые, достаточно влиятельные субъекты хозяйственной и политической жизни, презентирующие важные и все более рационализируемые интересы. Без учета этих интересов любая конструируемая система управления будет контрпродуктивна и недееспособна.

А.И. Соловьев РЕФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА: ЭЛИТАРНО-БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ
И.С. Мелюхин ИНСТИТУТЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ:  ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ЛОГИКА ТРАНСФОРМАЦИИ
В.И. Филатов ТРЕБОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ К СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ
Р.С. Хакимов О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ "ДОГОВОРНОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ПОЗИЦИИ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
Д.В. Бадовский ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ: ОТ МОДЕЛИ "ТОТАЛЬНОГО ДИАЛОГА" К "ОГОСУДАРСТВЛЕНИЮ ЭЛИТЫ"
ОБ АВТОРАХ

 Публикации | Реконструкция» государства: современные задачи и организация эффективной исполнительной власти серия: научные доклады № 4. май 2001 г. | О новой парадигме социального развития и логике ее описания

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх