новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Реконструкция» государства: современные задачи и организация эффективной исполнительной власти серия: научные доклады № 4. май 2001 г. | О так называемой "договорной федерации" и позиции Республики Татарстан

Р.С. Хакимов

О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ "ДОГОВОРНОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ПОЗИЦИИ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН


У меня всего лишь реплика на одну фразу И.С.Мелюхина о том, что концепция о разграничении полномочий, подготовленная рабочей группой при Государственном совете РФ во главе с М.Ш.Шаймиевым, якобы, устанавливает «договорную федерацию» и ведет к Конфедерации. Я участвовал в разработке этой концепции и, естественно, ее защищаю. Эта концепция написана не для Татарстана, и нас она не очень устраивает. Это не позиция Татарстана. Позиция Татарстана немного отличается, так как строится на Договоре 1994 года, устанавливающем довольно значительную асимметрию в отношениях с федеральным центром.

«Концепция» фактически за рамки Конституции не выходит, она является своеобразным комментарием к довольно лапидарным статьям Основного закона. Не более того. Поэтому в этой фразе И.С.Мелюхина, что «договорная Федерация ведет к Конфедерации», я усматриваю, как минимум, три принципиальных ошибки.

Первая ошибка — самая грубая — на счет конфедерации. Как известно, конфедерация — это союз абсолютно независимых государств по какому-то одному принципу, скажем, вопросам организации совместной обороны или снятия таможенных барьеров для создания общего рынка. В конфедерацию по определению входят государства, обладающие самостоятельной финансовой, правовой, судебной, таможенной системой, имеющие собственные системы обороны и т.д. Каждая из стран, входящих в конфедерацию, естественно, имеет свои границы, внешнюю политику и прочее. Конечно, ничего такого не предполагалось и не могло составлять предмета рассмотрения в «Концепции» М.Ш.Шаймиева. Там речь идет о взаимоотношениях субъектов федерации с центром, разграничении полномочий в рамках действующей Конституции, о коллизионных вопросах, связанных со ст. 72 Основного закона, иерархии таких понятий, как федеральный закон, договор, соглашение о регулировании коллизионных вопросов совместной компетенции, опять-таки в рамках действующей Конституции (ст. 11), функциях органов местного самоуправления. Этим по сути дела исчерпывается «Концепция». Ни о каких самостоятельных финансовых, таможенных, оборонных институтах субъектов федерации речь не идет, и это в принципе не может быть предметом рассмотрения, ибо это не предусмотрено Конституцией РФ. «Концепция» по большому счету дает трактовку решения коллизионных вопросов «в пользу» федерализма. Я лично считаю, что в «Концепции» изложен пока еще не подлинный федерализм, но намечены подходы к федеративному устройству государства. В России прошли процессы децентрализации, и система управления отошла от советского образца, появились элементы федерализма, не более того. Это подходы к федеративному устройству России. «Концепция» это обозначила.

Второе, что я хотел бы возразить — это на счет фразы о «договорной федерации». В «Концепции» место и «статус» договоров обозначены где-то после федеральных законов, что соответствует ст. 11 п. 3 Конституции РФ. Поэтому о «договорной федерации» не может быть даже речи. А в принципе, я лично считаю, что «договорная федерация» — это неплохо, но в то же время пока недостижимо. Тут нельзя быть утопистом. Это идеал, к которому надо стремиться. Ведь что такое Договор по существу? Это есть закрепление общих интересов, это общая философия, это базис, на котором может стабильно развиваться государство. Договоры играли и играют позитивную роль. Раз две стороны нашли общие интересы, можно быть спокойными за целостность государства, за его будущее. Это хорошая философская база для того, чтобы дальше развивать отношения. Подлинный федерализм предполагает ту или иную форму «Договора», пусть выраженную не в форме «Федеративного договора», пусть это будет совокупность документов, состоящая из Конституции РФ, конституций республик, отдельных договоров, но важен сам принцип — в федерации центр не может в одностороннем порядке навязывать свое понимание разграничения компетенции. А стабильное общество должно строиться на договорных отношениях.

И, наконец. «Концепцию» можно не принять. Сегодня началась массированная ее критика, причем без веских оснований на то. Но ведь от этого позиции Татарстана и Башкортостана не изменятся. Они останутся со своими интересами. Это я абсолютно точно говорю. У двух республик есть уже выработанная за многие годы политика, есть сложившиеся интересы. Это довольно сложные интересы. Их нельзя толковать только как интересы элиты. Любая элита должна иметь соответствующую социальную базу, тем более для проведения сложной политики в течение многих лет. Политика Татарстана опирается на экономические, этнические, языковые, конфессиональные интересы, которые уже давно сложились, и сегодня нет реальных причин, почему республика должна отступать от своих позиций. Нет таких причин. Статус республики подкреплен целым рядом документов, референдумом 1992 года, выборами президента и т.д. Любая концепция, любая политика федерального уровня должна считаться со сложившимися реалиями и не трактовать политические процессы как субъективно формируемые отдельными личностями или элитой, иначе она столкнется с ситуацией неуправляемости страны. С этой точки зрения, если бы были выработаны нормальные федеративные формы в России, это стало бы, конечно, громадным шагом вперед по пути стабилизации общей ситуации и стимулирования экономического развития.

Я вижу несколько опасностей, стоящих перед Россией. Во-первых, в общественном и даже в большей степени в политическом сознании существует множество различных мифов. Очень многое в политике определяется умозрительными конструкциями, построенными на исторических аналогиях, тоской по прошлой мощи державы. Многие вещи излишне политизированы. России не хватает трезвой оценки ситуации и здорового прагматизма. Вообще, ей несколько десятков лет следовало бы, не занимаясь поиском «национальной идеи», строить политику чисто прагматически.

Достаточно упомянуть ту же «Концепцию», вокруг которой столько политизированных споров. Было бы логичнее подойти к ней именно прагматически, ведь она не нарушает существующую систему отношений, ее задача — снять напряжение вокруг ряда проблем. К федеративным отношениям целесообразно относиться с известной долей практичности, ведь это, прежде всего, эффективная форма управления и устройства государства. Это форма управления, которая в условиях России гораздо эффективнее, нежели централизованная система. Вместе с тем, это форма решения этнических, региональных и других вопросов. Но сегодня происходит политизация самых простых и обыденных вещей. Происходит мифологизация идей государственности. К понятиям договор, федерация, демократия, самоуправление и другим подходят не с точки зрения того, как они работают в условиях России, а с точки зрения неких злокозненных или же, наоборот, святых истин.

Очень многое в России определяется амбициями политиков, которые совершенно не соизмеряют выдвигаемые цели с реальным статусом государства, его экономическими возможностями, коренными интересам, ситуацией, сложившейся в стране. В частности, когда говорят о стратегических политических и военных претензиях, каких-то космических проектах, внешней политике, то возникает простой и естественный вопрос: где же взять на это деньги? И как это повлияет на жизнь людей? Часто политики рассуждают так, будто находятся на другой планете, в некоей фантастической стране, где уже нет жизненных проблем простых людей, остались планетарные задачи. И об этом рассуждают действующие политики.

Вторая опасность, и я ее считаю главной для страны, — отсутствие экономической стратегии. Поразительно, но с Татарстаном спорят по самым разным вопросам. Как будто все экономические вопросы решены и страна процветает. Сегодня не нравится то, что татары переходят на латинскую графику. Государственная Дума считает, что переход татарского языка на латиницу угрожает безопасности страны, хотя это внутренняя проблема татар. Данная проблема — не только внутреннее дело Татарстана, но она и функционально весьма ограниченна. Ну, какое это может иметь отношение к безопасности страны? Главная угроза безопасности это отсутствие экономической стратегии. Именно этот факт можно рассматривать в качестве главного «сепаратиста». Потому что сегодня средства коммуникации и в еще большей степени тарифы таковы, что они не стимулируют кооперацию субъектов федерации, они разрывают страну на самодостаточные регионы.

Наконец, следует сказать и о так называемой вертикали власти, она тоже несет разрушительный заряд, потому что ее истолковали в советском стиле, как жесткую иерархическую структуру. При этом пытаются разрушить, например, в Татарстане то, что хорошо работает, никаким образом не мешает ни России, ни государству, выполняет чисто прагматические задачи. Одновременно создают непонятные структуры с параллельными функциями, но с худшими кадрами и неясными задачами. Опять возникает надуманный непрагматичный проект, основанный на мифе о «вертикали власти». И, конечно, это приведет к тому, что просто усилится сопротивление снизу и не потому, что кто-то против России, а просто из прагматических соображений. Люди скажут: это неправильно, это ухудшает нашу жизнь.

То, что сегодня можно было назвать идеологией, является всего лишь набором отдельных идей, причем мало связанных друг с другом. Это мозаика без внутренней логики. Нет ни образа, ни общей картины.

Вот, собственно, что я хотел сказать.


А.И. Соловьев РЕФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА: ЭЛИТАРНО-БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ
И.С. Мелюхин ИНСТИТУТЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ:  ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ЛОГИКА ТРАНСФОРМАЦИИ
В.И. Филатов ТРЕБОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ К СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ
И.Е. Дискин О НОВОЙ ПАРАДИГМЕ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И ЛОГИКЕ ЕЕ ОПИСАНИЯ
Д.В. Бадовский ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ: ОТ МОДЕЛИ "ТОТАЛЬНОГО ДИАЛОГА" К "ОГОСУДАРСТВЛЕНИЮ ЭЛИТЫ"
ОБ АВТОРАХ



 Публикации | Реконструкция» государства: современные задачи и организация эффективной исполнительной власти серия: научные доклады № 4. май 2001 г. | О так называемой "договорной федерации" и позиции Республики Татарстан

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх