новости | мнения экспертов | семинары | спецпроекты | публикации | информация | сотрудники | www-ссылки |


   Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Призрак Хасавюрта

ПРИЗРАК ХАСАВЮРТА

Александр БЕЛОВ


Ровно четыре года назад, в ночь на 21 апреля 1996 года, российская ракета достала-таки бывшего советского генерала Дудаева. Кто знал, что менее чем через полгода будет Хасавюрт и, как следствие, признание криминальной республики.

Худшее, что можно сделать сегодня, — повторить ошибки 1996-го. Новый президент России знает это, ведь победа в борьбе с преступным сообществом в Чечне — пока что главное, что есть в багаже Владимира Путина. Потерять завоеванное кровью на Северном Кавказе для него равнозначно потере России.

Несколько месяцев назад Владимир Путин афористично констатировал: «У нас — везде Чечня». Читая сообщения информационных агентств и внимая телевизионным новостям, хочется уточнить: «Чечня» у нас прежде всего в головах.

Российские войска, как и четыре года назад, поднялись в горы. Требуется время, чтобы и последние гнезда террора и работорговли были уничтожены. За это вновь заплачено солдатскими жизнями. Но, как и в 1996-м, призрак предательства, призрак Хасавюрта, похоже, вновь замаячил на горизонте, чтобы отнять победу и у живых, и у мертвых.

Мы не подвергаем сомнению возможность и необходимость процесса политического урегулирования в Чечне. Но переговоры Россия должна вести, не отступая от завоеванного, от Конституции и принципов «единого-неделимого» федерализма. Что, собственно, такое «политическое урегулирование»? Вопрос далеко не праздный. Армия решает в Чечне проблему, которая возникла далеко не вчера.

Можно ли «урегулировать» вопрос об уничтожении банды с ее главарем? В принципе да. Если он заманит своих головорезов под шквальный огонь или на худой конец умудрится сдать их живыми. (Здесь необходимо уточнить: не «в плен», а просто «сдать», так как пленных бандитов не бывает, бывают только арестованные.) Сам же главарь в таком случае может рассчитывать на адекватное снисхождение суда. Это максимум, который предусмотрен Уголовным кодексом России.

Политическое же урегулирование есть долгий, тягостный процесс возвращения к нормальному, человеческому существованию сотен тысяч жителей Чечни, находившихся под гнетом бандитского сообщества, которые всего боятся и никому не верят. Только эти люди во взаимодействии с законными властями России могут восстанавливать разрушенный политический строй, ибо никакой республики сегодня в Чечне не существует.

Когда глава Северной Осетии Александр Дзасохов призывает поддерживать периодические контакты с «представителями Чечни», то хочется спросить: «А почему контакты российских властей с одной из своих территорий должны быть только периодические? Периодические контакты поддерживаются с иностранными государствами». Разумеется, это не оговорка Дзасохова, ведь подлинный смысл кроется в следующей его фразе: «Когда мы говорим о контактах, надо обязательно иметь Масхадова в поле зрения». Правда, почему надо и кому надо, Дзасохов не уточняет.

За него отвечает Минтимер Шаймиев: потому, дескать, что Масхадов «является избранным президентом Чечни». Но неприемлемость выборов нового главы Чечни Шаймиев мотивирует тем, что «легитимность проведения таких выборов в нынешних условиях будет постоянно подвергаться сомнениям». Неужели он полагает, что результаты выборов, проходивших в 1997 году под дулами чеченских и международных бандитов, более законны, чем те, которые могут быть проведены под защитой российских войск?

Напоминая Владимиру Путину о том, что в 1996 году Ельцин подписал с Масхадовым договор о мире, Шаймиев как бы намекает новому президенту, что тот должен бережно хранить ельцинское наследство: «Эти документы никто не аннулировал. Не было решения об этом ни на уровне главы государства, ни на уровне Федерального собрания».

Что ж, президент Татарстана, как всегда, зрит в корень. Вопрос только в том, что делать с этим корнем — вырвать его или продолжать поливать. Ведь отменил недавно Путин 46 указов бывшего президента о разнообразных, но одинаково незаконных льготах. Международная общественность, кажется, не возмущалась.

Возмущаются в России. В том числе и те, кто представляет себя «государственниками» и «державниками».

Например, новый председатель думского Комитета по международным делам Дмитрий Рогозин считает, что вести переговоры с Масхадовым «можно и нужно», но не о будущем Чеченской Республики, не о ее статусе, а о том, когда и каким образом прекращать боевые действия и разоружить боевиков. Но если предмет переговоров действительно таков, то их должны вести не официальные представители Российской Федерации и тем более не какие-то общественные комиссии, а командир полка, в чьей зоне ответственности в данный момент находится Масхадов. А по завершении таких переговоров последний, как находящийся в федеральном розыске, должен быть передан следователям Генеральной прокуратуры и препровожден в «Лефортово».

Неужели Рогозин не понимает, что любые переговоры официальных представителей Российской Федерации с Масхадовым и его людьми самим своим фактом легитимируют этих террористов?

Все прямо зациклились на Масхадове. Вот и Сергей Адамович Ковалев утверждает, что тот «является единственной легитимной фигурой такого уровня». В России — может быть. Но в мировом масштабе есть и покруче. Есть и более «легитимные», например, лидер так называемой «Армии освобождения Косово» Хашим Тачи, с которым не брезгуют иметь дело и руководители самых развитых демократий мира. В этом случае, ведя переговоры с каким-нибудь Вахой Арсановым, можно интерпретировать свою позицию не как предательство собственной страны, а как использование международного опыта урегулирования конфликтов.

…Но мрачную точку пока ставить рано. СМИ сообщают о масштабной передислокации войск в Шатойский район, где, под данным разведки, находятся Масхадов и контролируемые им бандформирования. А муфтий Кадыров выразил уверенность, что Путин хочет завершить боевые действия в Чечне, уничтожив все бандформирования, и он может этого добиться. Сегодня российские войска помогают чеченцам, потому что «мы не смогли бы сами избавиться от Хаттаба, которого породил Аслан Масхадов».

 Публикации | Публикации сотрудников института | Публикации Чечевишникова Александра Леонидовича | Призрак Хасавюрта

                                                         на главную        о проекте        права        пишите нам        вверх